<<
>>

Первые дни жизни. Особенности физиологии младенцев

28 дней жизни ребенка принято называть периодом новорожденности (неонатальным периодом). Это самый опасный период жизни ребенка. Из всех детей, умерших до достижения одного года, 70 % умирают именно в течение первых четырех недель после рождения.

А первая неделя жизни входит в перинатальный период.

В момент рождения ребенок попадает из утробы матери, температура которой около 37° С, в комнатные условия. Температура в родильном зале поддерживается обычно в среднем в пределах 20 (от 15 до 20°), и, следовательно, перепад температуры в первые минуты жизни ребенка равен примерно 18°. Это вызывает защитную реакцию новорожденного — рефлекторное повышение мышечного тонуса, поднимающее температуру тела до 36—37°. Чем ниже температура комнаты, тем выше при этом оказывается температура тела новорожденного.

От интенсивности мышечного тонуса зависит и степень полноценности первых в неутробных дыханий: вдоха, объем которого у физиологически зрелого новорожденного составляет 30—35 куб. см, и последующего выдоха — „первого крика”. Этот крик может служить критерием качества дыхания: чем громче крик, тем полноценнее выдох и тем самым предшествующий ему вдох. Полное расправление легких новорожденного происходит уже через минуту-полторы после выхода из чрева матери.

В первые мгновения после появления на свет ребенок еще продолжает получать от матери питание (и кровь) через пуповину. Поэтому перевязывать пуповину следует не раньше, чем прекратится ее пульсация — чтобы новорожденный успел получить из плаценты максимум содержащейся в ней крови.

Взрослый человек, оказавшийся без одежды, т. е. голым при комнатной температуре (18—20° С), может поддерживать постоянную температуру тела (36—37°) двумя путями:

во-первых, снижением теплоотдачи, т. е. сужением кровеносных сосудов кожи (вазоконстрикцией), снижением потовыделения или даже полным прекращением действия потовых желез;

во-вторых, повышением образования тепла, т.

е. повышением тонуса скелетной мускулатуры, доходящей до дрожи.

Повышение мышечного тонуса у новорожденных сразу после рождения, при резком понижении температуры среды вызывает, наоборот, не снижение, а повышение теплоотдачи. При этом кровеносные сосуды кожи расширяются (вазодилятация), и ребенок не бледнеет, а розовеет. Более высокая теплоотдача предупреждает возможность возникновения повышенной температуры тела вследствие рефлекторно вызванного повышения мышечного тонуса.

Сразу после рождения (точнее, после перевязки пуповины) новорожденный, уложенный на специальный стол в родильной комнате, приобретает специфическую позу — сгибательную гипертонию: головка сгибается по отношению к туловищу, сгибаются локти, пальчики сгибаются в кулачок, сгибаются колени, пальчики стопы сгибаются к подошве.

Всякое дополнительное раздражение — легкое пощипывание, световой поток, резкие, даже не очень громкие звуки — усиливает степень сгибательной гипертонии. Новорожденный еще не поворачивает головку в сторону вспышки света или источника звука, но отвечает на такие раздражения сгибательным вздрагиванием. О степени выраженности сгибательной гипертонии (у рождающихся физиологически зрелыми детей) можно судить по сопротивлению ребенка попыткам врача (акушерки) разогнуть локтевой или коленный сустав.

Такое сопротивление — первый диагностический признак физиологической зрелости новорожденного. Этот признак сочетается с розовым

цветом кожи — невзирая на оголенность ребенка и температуру в родильной комнате, существенно более низкую, чем в чреве матери.

Для более точной диагностики состояния только что родившегося ребенка необходимо иметь портативный электрокожный термометр и такой же омометр — для оценки потовыделения.

В области лба новорожденного температура кожи составляет обычно 34,5°; в плечевой области — 33,8°, груди — 35°, живота — 35,2°, бедер и верхней части голени — 34°, стопы — 30,3°. Это намного выше температуры соответствующих участков кожи взрослых. Довольно значительная разница температур кожи груди — стопы (около 5°) показывает хорошую терморегуляцию новорожденного, а также высокий уровень теплоотдачи и, соответственно, высокий уровень теплопродукции.

У родившегося физиологически зрелым ребенка сразу же устанавливаются полноценные реакции терморегуляции. Однако до последнего времени считалось, что терморегулирующие реакции новорожденного еще несовершенны, что лишь в процессе дальнейшего развития в организме ребенка созревают механизмы химической терморегуляции, и лишь после этого — физической. Это неверно. В действительности реакции химической (рефлекторная стимуляция скелетных мышц) и физической терморегуляций у новорожденных столь же совершенны, как и терморегуляция у взрослых, но имеют свои отличительные особенности.

Следует отметить, что физиологически зрелый новорожденный не должен оставаться оголенным на столе более 20—30 минут — время, в течение которого он может сохранять постоянную температуру тела. После этого срока мышечный тонус новорожденного снижается, и температура его тела падает. Чтобы этого не случилось, необходимо предупредить дальнейшее охлаждение — облачить ребенка в предлагаемую нами специальную одежду (см. рис. 2)

Итак, в течение 20—

30 минут необходимо проделать туалет новорожденного, диагностическую оценку его физиологической зрелости — и сразу же одеть ребенка.

Одежда новорожденного должна обеспечивать сохранение ребенком ортотонической позы сгибательной гипертонии. Это, в частности, позволяет уменьшить поверхность его тела и снизить теплоотдачу. Рекомендуемое и поныне ТУГОЕ ПЕЛЕНАНИЕ, при котором насильственно вытягиваются ручки и ножки младенца, не только нарушает химическую теплопродукцию, но и увеличивает поверхность теплоотдачи. Кроме Того, тугое пеленание в какой-то степени препятствует нормальному кровообращению и может отрицательно сказаться на развитии нервно-мышечной системы. Наконец, тугое пеленание сразу же после рождения заглушает в ребенке естественный „инстинкт свободы” (по И. П. Павлову — „рефлекс свободы”). Этот „восточный” обычай неосознанно вызывает у ребенка привычку подчиняться, подавляет волю, затрудняет поиск своего „Я” и в конечном счете весьма вредно влияет на психику развивающегося индивидуума.

Физиологически обоснованной для новорожденного может быть лишь одежда, НЕ СТЕСНЯЮЩАЯ естественной (ортотонической) позы ребенка, не препятствующая осуществлению его специфических движений. Эго может быть кофточка или распашонка из бумазеи или фланели с тесемками спереди; при завязывании тесемок один край распашонки должен заходить на другой. Возможна также комбинация с зашитыми на концах штанишками. Наряду с распашонками возможно использование подгузника, который (вместе с пеленкой) не должен искажать согнутого положения ножек. Поэтому не следует вытягивать ножки ребенка.

Такая одежда, предложенная нами в 1950 г., не была тогда принята. Однако с 1954 г. она принята в роддомах Чехословакии и лишь с 1956 г.— в нашей стране. Позднее такая одежда принята Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ) и рекомендована всем странам, входящим в ВОЗ, в том числе и нашей стране. Однако и по сей день ее используют не во всех роддомах; но и там, где используют, лишь с четвер- того-пятого дня, а в первые дни чаще всего применяют тугое пеленание.

Тем не менее многие молодые родители в нашей стране, следящие за рекомендациями в печати, после возвращения ребенка из роддома пользуются описанной выше одеждой.

Не позднее чем через 20—30 минут новорожденный должен быть подан матери для первого кормления грудью.

При нормальном протекании беременности молочные железы матери образуют к этому времени молозиво, и новорожденный может получить 40-60 мл его. По мере заполнения желудка растяжение его стенок рефлекторно вызывает замедление сосательных движений, ребенок засыпает на материнской груди, и его в сонном виде осторожно переносят в кроватку, поставленную рядом с кроватью матери.

Еще с 30-х годов мы проводили исследования особенностей лактации (образования молока) вначале у животных, а затем и у человека. Выяснилось, что практикуемое кое-где и по сей день позднее начало кормления (через сутки после рождения и более) вредно и для матери, и, особенно, для ребенка.

В „Справочнике по детской диетике” (1977 г.) И. М. Воронцов и А. В. Мазурин отмечали: „До сих пор продолжает дискутироваться вопрос об оптимальном времени первого прикладывания к груди. Во многих зарубежных странах принято осуществлять первое прикладывание еще в родильной комнате, буквально через 15-20 минут после рождения ребенка”. Авторы, к сожалению, не указали, что практикуемое в этих странах раннее начало вскармливания грудью впервые предложено в нашей стране, хотя далее следует: „Среди советских ученых также имеются сторонники раннего прикладывания к груди (И. А. Аршавский)... Тем не менее в практике отечественной педиатрии эта методика пока не находит распространения, и это связано с клинической аргументацией, требующей щадящего отношения и к матери, и к ребенку в первые часы после рождения”. Это ложное понимание гуманности. В действительности, истиннная гуманность предполагает осуществление контакта между матерью и ребенком сразу же после родов.

Позднее прикладывание ребенка к груди матери нельзя считать „щадящим”; при этом существенно нарушается естественная физиология как организма матери, так и младенца. В самом деле, ребенок, получавший до рождения от матери питательные вещества непрерывно, обрекается сразу после рождения на длительное голодание.

В 1980 г. ВОЗ признала обязательным для всех стран предложенный нами еще в 1952 г. метод раннего вскармливания грудью через 20—30 минут после рождения. Этот метод очень скоро стал использоваться во многих странах мира. Наша страна тоже входит в ВОЗ; у нас метод должен был применяться с начала 1981 г. Однако даже в случае издания соответствующего приказа Минздравом на практике применять метод в нашей стране было бы невозможно, ибо принятая у нас практика наркотического обезболивания родов ИСКЛЮЧАЕТ ВОЗМОЖНОСТЬ раннего начала кормления: так называемые лекарственные вещества, введенные в кровь матери во время родов, проникая через плаценту в кровь плода, наркотизируют его нервные центры и только что родившийся младенец не может реализовать необходимые сосательные движения. А мать не может осуществить „установку на лицо” родившегося ребенка. Так, вследствие возникающей у матери гипогалактии, новорожденный лишается самого главного — молозивного периода кормления грудью.

Молозиво является очень важным не только благодаря содержанию в нем белка (казеина), углевода (лактозы), жира (липидов), но и имеет существенное иммунобиологическое действие. В молозиве содержатся такие сложные белки, как альбумины, глобулины (иммуноглобулины — 1g), т. е. естественные антитела, связывающие чужеродные вещества (антигены), с которыми рождающийся организм может прийти во взаимодействие. У новорожденных эти белки, в отличие от белка казеина, еще не подвергаются расщеплению пищеварительными соками и переходят в неизменном виде в их кровь. Наконец, в молозиве содержится лизоцим — фермент, обладающий бактерицидными свойствами, естественный физиологический антибиотик. Через пассивную иммунизацию мать обеспечивает высокую иммунобиологическую устойчивость новорожденного к различным инфекционным заболеваниям (например, сепсису, пневмонии, кишечным заболеваниям). Позднее же начало кормления угнетает лактацию, и в первые дни у матери возникает состояние, известное под названием гипогалактии; новорожденный лишается самого главного, что ему требуется после рождения, не только питательных веществ, но и иммунизации молозивом.

В условиях нормально протекающей беременности плод рождается с ярко выраженными показателями естественного иммунитета. Это проявляется в клеточном иммунитете (высоко выраженная фагоцитарная активность лейкоцитов, которые, образно выражаясь, „пожирают” бактерии). А так же в гуморальном иммунитете. После кормления молозивным молоком уже через 2-3 дня после рождения естественные иммунозащитные возможности младенца становятся в четыре и более раз выше, чем у матери. Ребенок, родившийся физиологически зрелым, если не нарушается его естественная физиология, не только не может умереть, но даже не может заболеть.

Существенное значение имеет раннее начало кормления не только для младенца, но и для матери. Через акт сосания у нее происходит стимуляция передней доли гипофиза и образуется гормон пролактин; при одновременной стимуляции задней доли гипофиза образуется гормон окси- тоцин. Оба гормона способствуют как дальнейшему развитию функции клеток молочной железы (лактогенез), так и полноценной молокоотдаче. Именно поэтому позднее начало кормления может привести к недостаточному образованию пролактина и окситоцина и к возникновению ги- погалактии.

Окситоцин, кроме того, способствует сокращению матки, бескровному отделению плаценты и, что еще более важно, исключает послеродовые кровотечения. Таким образом, раннее начало кормления способствует быстрой инволюции (сокращению) матки и предупреждает ту патологию, которая может иметь место при задержке сокращения матки. А такая задержка может наступить именно по причине позднего начала кормления. Наконец, выделяемое в первые дни кормления молозиво, содержащее большое количество лизоцима, способствует обильному смазыванию кожи груди матери и тем самым препятствует заболеванию маститом.

Чем же расплачиваются новорожденные в связи с поздним началом кормления грудью матери — через сутки, двое и даже трое? Их ожидает потеря в весе от 150 г и более, она названа „физиологической”. Затем — желтуха, вследствие того, что у него в связи с голоданием образуется ацидоз, т.е. то эакисление крови, которое, нарушая функцию печени, исключает для нее возможность переводить непрямой биллирубин в прямой. Непрямой биллирубин, поступая в кровь, обусловливает желтуху, названную также „физиологической”. Впоследствии это в подавляющем числе случаев завершается заболеванием печени. В крови новорожденных, помимо того, что они лишены возможности получения из молозивного молока тех белков, которые повышают их естественный иммунитет, снижается содержание собственных. Это называется „физиологической” гипопротеинемией. Новорожденные теряют воду. Из-за чего не только резко сокращается выделение мочи („физиологическая” олигурия), но и резко сгущается кровь. Это также называется „физиологическим” экси- козом, т. е. состоянием, вызванным потерей воды. В результате уже в пределах первого месяца жизни возникает дальнейшее снижение содержания эритроцитов и гемоглобина в крови. И это сильнейшее отклонение от нормального развития характеризуется современной педиатрией как состояние якобы неизбежное и даже естественное для родившихся младенцев, а посему и названное „физиологической” анемией. Отсюда можно понять заболевание крови у новорожденных, в частности, злокачественных и известных под названием лейкозов. Они возникают у тех детей, у которых из-за позднего начала кормления грудью матери развивается резкое закисление крови (ацидоз). Мы перечислили еще не все последствия. Но и из сказанного можно понять, почему дети, рождающиеся совершенно здоровыми и физиологически зрелыми, уже в роддоме приобретают симптомы, свойственные младенцам, появившимся на свет физиологически незрелыми. Итак, создаваемое состояние резкого отклонения от нормы и представляющее собой несомненную патологию, узаконено как состояние, якобы „физиологическое”. Всего этого можно избежать при условии раннего начала кормления грудью матери (через 20—30 минут после появления младенца на свет).

Когда мать впервые видит своего только что родившегося ребенка, когда она начинает его кормить — лицо и, особенно, глаза матери приобретают черты ни с чем не сравнимой духовной красоты. А ее наслаждение несравнимо ни с какими другими эмоциями во всей ее жизни. У матери как бы пробуждается всепоглощающая нежность к только что рожденному ею ребенку. Все жизненные невзгоды кажутся матери несущественными и отходят на второй план, весь внутренний духовный мир матери как бы облагораживается. Это материнский инстинкт, пробуждающийся даже у тех женщин, которые первоначально и не хотели иметь ребенка. Такое чувство наслаждения повторяется и при каждом последующем кормлении грудью.

Сосательные движения ребенка рефлекторно стимулируют у кормящей матери образование тех гормонов и, в частности, нейропептидов, в числе которых эндорфин, нейтрализующий болевые ощущения и вызывающий положительные эмоции („радостные ощущения”). Эти гормоны с молоком матери получает и ребенок, у которого тем самым вызываются ответные положительные эмоции. В него как бы „вливается доброта”, которую „недополучают” дети, вскармливаемые искусственно.

При рождении физиологически зрелого ребенка и раннем начале вскармливания грудью у младенца обычно вызываются только положительные эмоции. Отрицательные эмоции могут возникнуть (у физиологически зрелого младенца) лишь при несоблюдении гигиенических условий или неправильном поведении родителей и других окружающих лиц. Принятые в литературе указания, что якобы дети родятся с отрицательными эмоциями и лишь позднее возникают положительные, не соответствуют действительности.

Во многих роддомах принято подавать ребенка матери б раз в сутки. Такой „распорядок”, удобный для обслуживающего персонала, мы считаем необоснованным.

После первого кормления непосредственно в родильной комнате (не более, чем через полчаса после родов!) следующее кормление должно быть в палате, где кроватку ребенка следует поставить рядом с кроватью матери. Время второго и последующих кормлений должно определяться самим ребенком.

У физиологически зрелого новорожденного молоко всасывается (т. е. удаляется из желудка) в среднем через 2,5-3 часа, у каждого ребенка в РАЗНОЕ ВРЕМЯ. Опустевший желудок вызывает очередное возбуждение пищевого центра — это чаще всего проявляется криком, ребенок как бы требует очередного кормления, и мать охотно (с удовольствием!) кормит своего ребенка. Физиологические процессы в организме ребенка в первые дни после рождения протекают БЕЗ ночного перерыва, поэтому ребенка следует кормить столько раз в сутки, сколько он „просит”, иногда до 8 раз.

Наши рекомендации НЕ РАЗЛУЧАТЬ ребенка с матерью вызвали еще в 50-х годах резкие возражения. В педиатрических руководствах главным среди правил обслуживания новорожденных считалось „обязательное. разобщение новорожденных и рожениц. Как нами установлено, такое разобщение, как и позднее начало кормления грудью, для развития ВРЕДНО. Так, заболеваемость раноприкладываемых новорожденных в 34 раза ниже, чем поздноприкладываемых.

Как показали наши исследования, даже физиологически зрелые новорожденные, попадая в принятые в наших роддомах принципиально неверные гигиенические условия, не соответствующие особенностям их физиологии, могут стать физиологически незрелыми и, следовательно, подвергнуться многим заболеваниям, особенно в возрасте до одного года. Отсюда высокая детская смертность в нашей стране (56-е место в мире!).

А при соблюдении гигиенических условий, соответствующих специфическим особенностям физиологии новорожденных, дети, родившиеся физиологически зрелыми, подчеркнем еще раз, не только не могут умереть, но даже не могут заболеть!

<< | >>
Источник: И.А. Аршавский. Ваш ребенок.У истоков здоровья. Москва1992. 1992

Еще по теме Первые дни жизни. Особенности физиологии младенцев:

  1. ОСОБЕННОСТИ КОРМЛЕНИЯ В ПЕРВЫЕ ДНИ
  2. ОСОБЕННОСТИ КОРМЛЕНИЯ В ПЕРВЫЕ ДНИ
  3. Первые дни дома
  4. Первые дни дома
  5. КОРМЛЕНИЕ В ПЕРВЫЕ ДНИ И НЕДЕЛИ
  6. КОРМЛЕНИЕ В ПЕРВЫЕ ДНИ И НЕДЕЛИ
  7. Глава VII Первые дни после операции
  8. Глава VII Первые дни после операции
  9. ПЕРВЫЕ ДНИ ПРИВЕТ, МАЛЫШ!
  10. Первые дни после операции
  11. Первые дни после операции
  12. ПЕРВЫЕ ДНИ ПРИВЕТ, МАЛЫШ!