<<
>>

Муковисцидоз и другие нарушения обмена веществ

Кормление грудью защищает детей, больных муковисцидозом, целиакией и другими нарушениями обмена веществ, от респираторных заболеваний, а также

помогает им набирать вес приближенно к норме.

Кормление грудью настолько хорошо переносится больными детьми, что первоначальные симптомы могут проявиться гораздо позже, чем если бы малышей грудью не кормили.

При заболевании фенилкетонурией дети не переваривают аминокислоту фе-

нилаланин, но небольшое количество этой аминокислоты нужно для нормального роста. Детей обычно проверяют на фенилкетонурию (ФКУ) в роддоме. К счастью, в грудном молоке содержится гораздо меньше фенилаланина, чем в смеси на основе коровьего молока, поэтому детей с фенилкетонурией можно частично кормить грудью и докармливать специальной смесью. Некоторые сложности возникают при расчете необходимого соотношения грудного молока и смеси, потому что без взвешивания до и после кормление трудно определить, сколько молока высасывает ребенок. Можно определить, сколько грудного молока можно давать малышу в данном случае, а затем полученный объем грудного молока вычитается из общего объема молока, которое необходимо для этого возраста и веса. Остаток показывает, какой объем лечебной смеси нужен ребенку. При этом подходе важно периоди

чески проверять уровень фенилаланина в крови у малыша.

Дети с галактоземией не переваривают галактозу — простой сахар, который образуется в результате распада лактозы — основного сахара в грудном молоке. К сожалению, кормить грудью при галак- тоземии нельзя, поэтому детей кормят специальной лечебной смесью. Но это не значит, что нельзя воспитывать малыша, как полностью грудного. Старайтесь имитировать поведение кормящих мам: носите часто на руках, кормите из бутылки чередуя стороны, спите недалеко друг от друга и проводите как можно больше времени вместе.

Есть отдельные случаи кормление грудью с системой докорма у груди через накладки, которые не пропускают молоко.

При галактоземии Дуарте можно кормить грудью.

Мы ждали нашего сына, первенца, любимого и долгожданного. Тогда я думала, что если уже почти до срока беременность доносить, то дальше будут роды и младенец на руках. Оказалось, что иногда бывает по-другому, и это тоже часть жизни, о которой лучше знать, что так бывает. Уже потом мне люди вокруг стали говорить: и у меня так было, у моей мамы, у моей бабушки, но до того — молчали, в нашем обществе не принято говорить о потерях.

Под конец беременности я перестала чувствовать шевеления. Какое- то время боялась себе в этом признаться, пыталась поесть сладкого, полежать в ванне — малыш там обычно начинал активно шевелиться. Пришла к своему врачу, она не услышала сердцебиения, отправила на УЗИ, там подтвердили, что малыш умер. При этом все очень боялись, что я буду как-то неадекватно реагировать, в окно прыгать или еще чего. А я даже не плакала, первый раз смогла заплакать только после родов уже.

Поехали домой ждать схваток, к счастью, мой организм оказался разумным, и роды сами начались. Наутро отправились в роддом. К счастью, со мной пустили мужа, хотя сначала пытались отговаривать, мол, не надо ему это видеть, но муж настоял, что это его жена и его ребенок, и он должен быть рядом. В итоге после родов он видел нашего сына, а я побоялась. И во многом благодаря ему я довольно легко родила, у меня как- то сразу включилась мысль, что раз ребенку уже ничем не помочь, мне нужно нормально родить, чтобы этот ребенок не оказался последним. В итоге обошлось без особых вмешательств и без чистки.

Потом уже прочитала, что на Западе в такой ситуации принято взять ребенка на руки, попрощаться, осознать, что же произошло.

А у меня так и осталась в этом месте «дырка»: вот я беременная, вот рожаю, даже помню, что рукой его голову на потугах потрогала — а вот живота нет, ребенка нет, молоко течет и ничего не понятно. Хорошо, что у меня была в голове мысль, что ребенка обязательно нужно похоронить, потому как в нашей стране обычно мертворожденных не хоронят. Поэтому я с самого приезда в роддом всем твердила, что хочу похоронить, хотя это и непросто в итоге оказалось. Спасибо бабушкам, которые занимались организацией похорон. Теперь мне есть куда приехать, и я знаю, что мой сын вот здесь, а не неизвестно куда его выбросили, у него есть имя, ему есть свое место в нашей семье. Ту «дырку» я потом символически «закрыла» с помощью психолога, через шесть лет после родов: просто проиграла пропущенный кусочек от потуг и до накрытого пеленкой тельца на столе с помощью куклы. Но насколько бы мне было легче, если бы все это произошло сразу!

Молоко сразу не пришло, так как мне давали таблетки для подавления лактации, но как только я закончила их пить, грудь тут же сильно налилась. Часто молоко вместо слез текло, с похорон я приехала в насквозь мокрой футболке. Дальше уже немного подсцеживалась и прикладывала холод, и молоко постепенно ушло, месяца за полтора. Позже уже я узнала, что можно было таблетки не пить, сразу обходиться сцеживаниями до облегчения и холодом. Молоко ведь — это словно некая связь с ушедшим ребенком, невозможно сразу все обрубить, как это пытаются сделать таблетками. Нужно какое-то время, чтобы понять, что произошло, и принять это.

Ровно через год у нас родился второй сын, а еще через семь лет — третий. А Васенька — наш первенец. Его младшие братья о нем знают и помнят, и я не скрываю того, что он был. Он — мой сын, мы были с ним счастливы вместе, хотя и недолго, всего восемь месяцев беременности.

Анна

<< | >>
Источник: Н. В. Гербеда-Вилсон. Искусство грудного вскармливания / пер. с англ. Н. В. Гербеда-Вилсон2012. 2012

Еще по теме Муковисцидоз и другие нарушения обмена веществ:

  1. Муковисцидоз и другие нарушения обмена веществ
  2. Нарушение обмена веществ
  3. Другие «мишени» для лекарственных веществ
  4. (G25) Другие экстрапирамидные и двигательные нарушения
  5. Глава 41 br /Муковисцидоз
  6. Г Л А В А 8 АВАРИЙНЫЕ ХИМИЧЕСКИ ОПАСНЫЕ ВЕЩЕСТВА (АХОВ) И ОТРАВЛЯЮЩИЕ ВЕЩЕСТВА (ОВ)
  7. Муковисцидоз
  8. МУКОВИСЦИДОЗ
  9. Минеральные вещества
  10. § 28. Другие правила