<<
>>

ВИЛЕН ИСАКОВИЧ ГАРБУЗОВ

Причины заболеваний с психического уровня

Предыдущие авторы естественных оздоровительных методик и систем разобрали многие вопросы возникновения болезней и их лечения, но очень мало внимания уделили тем основополагающим условиям и причинам, которые возникают в сознании человека и ведут его к болезни.

Для этого рассмотрим работу В. И. Гарбузова «Человек, жизнь, здоровье». Вот что он пишет: «В наше время человек умирает не от инфекций, а от болезней, в основе которых неправильный образ жизни, тяжелые переживания, глубокое и неотступное чувство неудовлетворенности, страхи, психическая травматизация. Другими словами, в наше время человека изнашивают, потрясают, приводят к преждевременной смерти психосоматические заболевания — болезни души и тела». По мнению Гарбузова, «основной причиной психосоматических заболеваний является дезадаптация человека — нарушение приспособления ко все более усложняющимся условиям жизни, когда естественное стремление к самоутверждению, успеху сталкивается со всё возрастающей конкуренцией, неуклонно возрастающими требованиями к личности».

Советую внимательно почитать приведенные ниже рассуждения Гарбузова с моими комментариями, чтобы лучше понять самого себя и особенности вашего личного пути самооздоровления.

Он пишет, что человек индивидуален уже по своим врожденным особенностям, и его родители, радуясь и в чем-то огорчаясь, отмечают эти особенности, наблюдая за своим ребенком еще в колыбели. «Человек индивидуален и именно поэтому интересен. Врожденная индивидуальность во многом определяет приспособление к жизни, призвание, судьбу и жизнь человека. Основой индивидуальности человека является его натура. Далее в процессе жизни формируется личность как общность всех качеств, характеризующих данного конкретного человека. И никто никогда не ответит на вопрос, почему здоров человек или почему он болен, не учитывая, „кто" здоров или болен, не учитывая натуру, индивидуальность, личность и уровень приспособляемости к жизни этого человека».

Врожденные особенности, врожденная индивидуальность, особая приспособленность к жизни, призвание и судьба человека говорят о том, что у людей до рождения имеется определенный жизненный опыт, какие-то свои жизненные наработки, которые в этой — новой — жизни являются тем фундаментом, основанием, на котором начинает строиться новая жизнь.

Существует древнейшее учение о перевоплощении (реинкарнации) человека. Оно утверждает, что нынешняя жизнь есть лишь звено, связывающее предыдущие жизни с последующими. Тот жизненный опыт, профессиональные навыки, эмоциональные переживания, которые человек получил в предыдущих жизнях, отражаются в нынешней жизни той особой гаммой индивидуальных черт, которые определяют его фигуру, нравственные принципы, профессиональные устремления и призвание и в конце концов слагают судьбу.

Итак, платформу для построения нынешней жизни определяет опыт прежних жизней. И если у человека в нынешней жизни проявляются дурные черты, наклонности, это означает, что они не были проработаны в прежних жизнях и даются для проработки и осмысления в этой — нынешней — жизни.

Познать самого себя — задача крайне трудная, но жизненно необходимая. Ведь за максимально объективной оценкой самого себя, за осознанием своих достоинств и недостатков — раскрытие проблемы здоровья и причин болезней. Однако для такой оценки кроме здравого смысла нужно и знание психологии человека, знание об истоках Я. Такое знание — свидетельство культуры человека.

Великая реабилитация инстинктов — основы натуры человека, основы Я

В. И. Гарбузов говорит, что основа Я — инстинкты. «Мотивы поведения человека чрезвычайно сложны, но в основе их лежат инстинкты. Инстинкты, на наш взгляд, фундаментальные, эволюционно отобранные и генетически фиксированные основные жизненные потребности. Это прежде всего потребности в самосохранении, продолжении рода. В таком понимании сути инстинктов они отражают то, что характеризуется емким понятием „хочу!". Основополагающее „хочу" естественно и правомерно.

Оно — величайший стимул к жизни, основа Я, его истоки. Собственно говоря, стремление к достойному самоутверждению в жизни — стремление к реализации „хочу!". Это — сверхпотребность. Человек, отказавшийся от „хочу!", отказывается тем самым от жизни, и сама жизнь отказывает ему в своей благодати. С „хочу!" естественно взаимосвязано столь же повелительное „не хочу!".

С „хочу!" и „не хочу!" человек рождается. Однако род, племя, особи которого руководствовались бы только императивами „хочу" и „не хочу", стали бы тупиком эволюции, не сохранились бы, не выжили. Одновременно должны были возникнуть столь же мощные противовесы, мотивации „нельзя" и „надо". Они зафиксировались в инстинктах и прослеживаются в каждом из них, в том числе в чистом виде в инстинкте альтруизма. Воспитание в конечном счете сводится к укреплению альтруистических „нельзя" и „надо". Нельзя, сохраняя собственную свободу, честь и достоинство, переступать через права других. Надо быть человеком. Только в таком, сугубо человеческом, благородном смысле мы понимаем инстинкты человека.

Инстинкты веками подвергались моральному преследованию. В них видели только животные начала, эгоистические влечения, сводя их только к инстинктам самосохранения и половому. Инстинктивное квалифицировалось как предосудительное, аморальное и плотское. Инстинкты виделись как нечто „от дьявола" в человеке. Уходившие в пустыню, в скит, принимавшие схиму, дававшие обет безбрачия, отказывавшиеся от радостей жизни, по сути, боролись с инстинктами. Борьба с инстинктивными побуждениями человека длилась веками, но оказалась бесплодной. Бесплодной потому, что это была борьба с самой природой человека, с истоками его Я».

Правильнее было направить усилия не на борьбу с инстинктами, а на проработку и подчинение их разумному началу в человеке. Например, если человек проработал инстинкт потребления пищи, то он ставит под контроль потребление пищи, -не боится голодать и получает от всего этого пользу.

Если же инстинкт потребления пищи не проработан и не осознан, то он заставляет человека много и вкусно есть, голод воспринимать как наказание, а не лечение. В результате инстинкт потребления пищи приводит человека к болезням. Если же он проработан, то с его помощью лечат и омолаживают организм.

Гарбузов предлагает классификацию инстинктов по доминирующему инстинкту. Если у человека выражен один инстинкт, речь идет о чистом типе по инстинкту. Если одинаково сильно выражены несколько инстинктов, то говорят о смешанной типологии. Рассмотрим предлагаемую Гарбузовым фундаментальную типологию людей в соответствии с доминирующим инстинктом.

Итак, каждый человек относится к одному из семи типов.

Тип I — «згофильный» (себялюбивый). Люди этого типа осторожны, рассудочны, предрасположены к недоверчивости и подозрительности, эгоцентричны, избегают риска, исключают для себя авантюризм, склонны к стабильности. У них повышенная предрасположенность к тревожности, мнительности, страхам высоты, воды, больших скоростей. По натуре люди этого типа не гонщики, не альпинисты, не мореплаватели. Для них «моя безопасность и мое благополучие превыше всего!» Будучи чаще всего благоразумными, не рискуя, они, как правило, благополучны и, сохраняя себя и свою семью, выступают как хранители генофонда своего рода.

Однако если, самоутверждаясь, преодолевая страх, они все же становятся, скажем, гонщиками, то, борясь с собственными страхами, истязают себя и приходят к болезням сердца и сосудов. Люди этого типа весьма чувствительны к обидам, самолюбивы и поэтому достаточно уязвимы. У них обострено самолюбие, скрытность, автономность, уклончивость, гордость, самонадеянность, честолюбие, стремление к обладанию, жажда признания и уважения к себе, целеустремленность, а также замкнутость, внутреннее напряжение.

Тип II — «генофильный» (отлат. §егшз — род). Для людей этого типа характерно замещение понятия Я понятием Мы (под Мы подразумевается семья). Все в жизни подчинено у них интересам семьи, детей. Это «сверхотцы» и «сверхматери». Для них «семья превыше всего!», а «мой дом — моя крепость!» Они хранители семьи, а с этим — генофонда своего рода. Эти люди спокойны, умиротворенны, верны, порядочны, доверчивы и мирны.

Тип III — «альтруистический». Для людей этого типа характерна доброта, отзывчивость, способность к сопереживанию. Именно эти люди в детстве дают потрясающий по своему альтруизму ответ на рекомендацию дать отпор агрессивному сверстнику: «Я не могу его ударить, ведь ему будет больно!» И они подставляют ударившему их по щеке другую щеку, переживая не боль от удара, а стыд за ударившего и жалость к нему как к неправому. Люди «альтруистического» типа переживают беду другого больше, чем собственную, и до такой степени не переносят вида крови у другого, насилия над другим, что у них может возникнуть реакция с рвотой, бледностью кожных покровов и иными вегетососудистыми проявлениями вплоть до обморока и даже шока. Собственную боль они переносят стоически.

Это самоотверженные люди, посвящающие свою жизнь добру, защите слабых, нуждающихся, уходу за больными и престарелыми. Это миссионеры, сиделки и медицинские сестры в больницах для тяжелых больных, солдаты «Армии спасения» по призванию. Для них «доброта превыше всего!» Они — хранители жизни, хранители мира среди людей, проповедники добра и терпимости.

Тип IV — «исследовательский». Люди этого типа — творческие личности, любознательные и изобретательные, стремящиеся во всем добраться до сути, постичь причинно-следственные связи. Из их рядов выходят великие ученые-исследователи, путешественники, изобретатели, созидатели и творцы, люди поиска и открытия зачастую ценой собственной жизни, ценой лишений, часто пренебрегающие материальным достатком, комфортом и нередко семьей. Люди «исследовательского» типа подарили человечеству власть над огнем, стихиями, открыли новые земли, создали науку и всегда являлись движущей силой прогресса. Для них «творчество, поиск, прогресс превыше всего!» Эволюционная целесообразность данного типа очевидна. Эти люди активны, полны жизни, желаний и страстей, стремятся к новому, инициативны.

Тип V — «доминантный». Люди этого типа — генетические лидеры, лидеры от рождения. Они отличаются логичностью мышления, самокритичностью и критичностью, способностью к прогнозированию развития событий и к восприятию нового, во всем умеют выделить главное. Лица «доминантного» типа ответственны, деловиты и практичны, разбираются в людях, эмоционально сдержанны, мужественны. Для них приоритетны статусные потребности (карьера). Они знают, чего хотят и как достигнуть желаемого, упорны, целеустремленны и настойчивы в достижении цели. Люди этого типа эгоцентричны, но признают общественные интересы и ценности как целесообразную необходимость. Они безусловно принимают и признают правила игры, законы, необходимость реформ, но путем эволюции, а не революции, готовы к тщательно просчитанному риску, но без авантюризма. В общении и в деловых контактах они ориентируются на таких же лидеров, деловых людей и снисходительны к слабым и к «лирикам» при готовности, однако, покровительствовать им. Люди «доминантного» типа признают табель о рангах и естественно подчиняются более сильному лидеру. Для них характерна склонность учитывать интересы масс при пренебрежении к интересам одного конкретного человека. Они и мыслят категориями типа «миллионы», полагая, что «один» лишь средство достижения интересов «миллионов» и цели одного достижимы лишь через интересы всех. Это прирожденные организаторы, руководители. Для них «дело превыше всего!» Они необходимы, как необходим порядок и руководство. И они хранители интересов всего рода, племени, государства.

Тип VI — «либертофильный». Это свободолюбивые, не терпящие ограничений, конформизма, рутины, обыденности, будничности, бюрократизма и консерватизма, невосприимчивые к догмам и к внушению люди. Они предрасположены к перемене мест, к живой работе с частыми дальними командировками, к работе самостоятельной и не контролируемой свыше. Такие люди оптимистичны, автономны, надеются только на самих себя, живут одним днем, и слова «Бог даст день, Бог даст и пищу» — принцип их жизни. Они всегда готовы к борьбе за свободу личности и права человека. Они — генетические революционеры, ниспровергатели авторитетов, анархисты по натуре. Для них «свобода превыше всего!», а их дом — весь мир. Люди этого типа — естественный противовес авторитаризму.

Тип VII — «дигнитофильный» (сохраняющий достоинство). Люди этого типа горды, нетерпимы к любым формам унижения человека человеком, человека государством, готовы поступиться своим положением, благами, семьей и даже жизнью во имя сохранения собственного достоинства, чести. В этих вопросах они непреклонны, принципиальны и бескомпромиссны. Для них «честь превыше всего!» Ничто и никогда не заставит их склонить свою гордую голову. Тираны всех времен и народов посылали на плаху именно «дигкито-фильных» и «либертофильных». «Дигнитофильные» не грешат гордыней. Такое присуще скорее лицам «эго-фильного» и — в обостренных вариантах — «доминантного» типов. Люди «дигнитофильного» типа — рыцари без страха и упрека, их гордость благородна. Они, как и свободолюбивые, естественный противовес любым тенденциям авторитаризма.

Люди «эгофильного» типа в сновидениях видят лишь проблемы, касающиеся их самих; «генофильно-го» — проблемы, касающиеся детей, семьи; «альтруистического» — проблемы других людей. Люди «исследовательского» типа даже в сновидениях постоянно путешествуют, взбираются на горы, продираются через заросли, пробираются в тоннелях, лабиринтах, их ведет бесконечная дорога, они постоянно решают какие-то творческие задачи. Именно они чаще всех сообщают об инсайтах — озарениях во сне. Люди «доминантного» типа и в сновидениях решительны, власт- ны, часто видят себя в борьбе, в организации какого-то дела. Даже во сне они постоянно планируют, преодолевают и побеждают. Люди «либертофильиого» типа в сновидениях летают, освобождаются от чего-то сковывающего, открывают запертые двери, окна, решетки, убегают, уходят и т. п. Люди «дигнитофиль-ного» типа в сновидениях спорят, отстаивают свою точку зрения, борются с кем-то могущественным, защищая свое достоинство. При этом чем более подавлена воспитанием и жизнью типология человека по доминирующему инстинкту, тем чаще у него сновидения, подобные вышеописанным.

В. И. Гарбузов подчеркивает, что природа заложила в фундамент личности каждого человека все инстинкты, но доминирование одного из них обеспечило первую приспособительно необходимую и целесообразную типологию: семь различных профилей личности, семь различных и целесообразных ориентации в соответствии с инстинктами, когда общее, универсальное — это удовлетворенность от реализации природного предназначения каждого.

Я склонен считать, что это не проработанные в прошлых жизнях инстинкты, которые ярко проявляются в этой жизни для их проработки и подчинения разумному началу в человеке.

Гарбузов считает, что главное заключается в одном: все отрицательные переживания сводятся к чувству неудовлетворенности. И если подавлен инстинкт, особенно доминирующий, или блокирована его реализация, человек испытывает глубинную, неистовую неудовлетворенность и идет по пути психосоматического риска, то есть формирует первопричину физической болезни.

Гарбузов указывает, что подавление или ущемление того или иного инстинкта вызывает следующие эмоции и чувства: инстинкта самосохранения — тревогу и страх; продолжения рода — неудовлетворенность, агрессивность и тоску; альтруистического — вину и муки совести; исследовательского — неудовлетворенность, агрессивность, печаль; доминирования — неудовлетворенность, агрессивность, враждебность, презрение; свободы — протест или депрессию; сохранения достоинства — гнев, отвращение или депрессию. В целом же ущемление или подавление инстинктов вызывает одну из двух наиболее универсальных эмоциональных реакций: агрессивно-протестную или капитулятивно-депрессивную.

От себя добавлю, что указанная эмоциональная неуравновешенность является причиной, которая приводит человека к закономерным болезням. Тревога и страх — проблемы с толстым кишечником, кровообращением; агрессивность — проблемы с пищеварением, печеночные болезни; вина и муки совести — депрессия, понижение тонуса организма, подавление иммунитета; неудовлетворенность и агрессивность — психические расстройства, язвы желудочно-кишечного тракта, болезни крови. Далее то же самое, но в иных комбинациях, в зависимости от того, какая эмоция больше всего выражена.

Темперамент

В. И. Гарбузов характеризует темперамент как общий, врожденный стиль приспособления, реагирования, проявляющийся наиболее зримо в экстремальных ситуациях. Например, один человек в согласии со своей натурой идет навстречу опасности, другой ждет ее, не двигаясь с места, третий убегает от нее или обходит ее. Темперамент — это и темп реагирования, когда один действует вначале медленно, а потом по нарастающей, стремительно и мощно, когда второй медлителен всегда, а третий неизменно быстр.

Это и природный уровень энергетического потенциала, уровень силы и выносливости человека, когда одному они отпущены щедро, а другому — скупо.

Вот как Гарбузов описывает темпераменты, вкрапливая в их описание органически вытекающие из них черты характера.

Человек холерического темперамента непоколебимо упорен и настойчив, непреклонно целеустремлен. Его не отвлечь, не переубедить. Он борец. Холерик безжалостен к себе и требователен к другим. Он колюч и неуживчив, прямолинеен и бескомпромиссен, поэтому с ним трудно. Его девиз «все или ничего», и во имя достижения цели, во имя достижения «всего» он идет на любой риск. При этом у него подавлено чувство страха и снижен болевой порог. Со сбитыми в кровь локтями и коленями он упорно лезет в гору. Если он уперся в забор, то не ищет калитку, а таранит его, прокладывая себе дорогу. Узлы он не развязывает, а рубит. Это человек одной идеи, одной страсти, одной любви. Он неутомим. Его темперамент — «печеночный», и он подвержен гневным вспышкам, а в гневе неистов и безрассуден, зачастую ломает собственную судьбу. Это говорит, что у человека в прошлых жизнях не проработана и не контролируема такая черта характера, как гнев. Складывается кармическая ситуация, в которой возможно проявление нескольких чувств. Если гнев не проработан, не контролируется разумом, то он проявляет себя в полной мере — человек творит в гневе дикие вещи. Это создает кармический поступок, который в той или иной мере влияет на дальнейшую судьбу человека. (Разозлился и ударил, попал в тюрьму. Там особые условия, которые сформировали из него криминальный элемент.) Если гнев был бы проработан, то человек, контролируя себя, поступил бы по-другому.

Невзгоды, если они чрезмерны, не гнут, а ломают человека холерического темперамента. Однако холерик прямодушен, и его побеждают хитростью. Он не чувствует нюансов переживаний других и ему не присуща тонкая интуиция. Но, поняв другого, холерик помогает до конца, рискует жизнью во имя спасения другого. Он защитник слабых, он всегда впереди, пробивает дорогу другим, надрываясь и не жалея себя. Он — каменная стена для слабых.

Человек флегматического темперамента по характеру медлителен. Он делает все неспешно, терпеливо и на совесть. Он — молчун и от этого кажется бесчувственным, равнодушным, хотя в душе его — доброта и понимание других. По своей природе он справедлив, безотказен и не ропщет, а терпеливо ждет лучшего. Но он страшен, если чаша его терпения переполнена. Тогда перед его гневом бледнеет гнев холерика. Однако обычно, если ему становится невмоготу, он уходит, уходит молча, и это уход лучшего работника, лучшего семьянина. Его сила велика, но рассчитана на неспешность. Он более упорен, чем холерик, но это упорство терпеливого. Он, как и холерик, обладает непоколебимой волей, но опять-таки волей неторопливого. Там, где холерик ломается, флегматик начинает снова и снова поднимать разрушенное, строить новое. Он знает свою ахиллесову пяту — медлительность в мыслях и в действиях. Но, будучи тугодумом, он принимает верные, мудрые решения, избегая риска и авантюр. Он понимает: ему не вывернуться, мгновенно не сориентироваться в опасности. И флегматик избегает всего, что требует находчивости и быстроты. Естественно, он замкнут. Легковесные разговоры, быстрая перепалка не для него. Слово его, как и дело, надежно. Он солиден, домосед, как бы рожденный для оседлости, для мира, но непоколебимее всех и на войне.

Человек сангвинического темперамента быстр во всем: быстро думает и говорит, находчив и остроумен и не лезет за словом в карман. Он стремителен в действиях, и все горит в его руках. Он мгновенно оценивает людей, ситуацию и ориентируется молниеносно. Его не застать врасплох. Он внезапен, не зная, что такое внезапность, ибо всегда и ко всему готов. Естественно, он гибок и компромиссен, не таранит преграду, как холерик, и не берет ее осадой, как флегматик, а овладевает крепостью стремительной атакой или обходит ее. Он легко загорается, но и быстро остывает, не огорчается и не печалится, теряя или не находя. У него много целей, много идей, но, легко загораясь, он так же легко отказывается от цели, если путь к ней труден, от идеи, если она не может быть реализована сразу. Ему все дается легко, и он щедр, расточителен, влюбчив. Он, как летний день, когда солнце и дождик одновременно, и вот он плачет и тут же смеется. Он и огорчается, не унывая. Он общителен и находит общий язык с любым человеком. У холерика один друг, соратник, у флегматика—ни одного, у сангвиника много друзей. Он — среднее между холериком и флегматиком, он как бы мост между ними. Природа наделила его настолько выигрышными данными, что он может позволить себе быть легкомысленным. Он вывернется, извернется, как уж, выберется из-под упавшей стены, проскользнет в любую щель, догадается, найдется, даже обманет и, в конце концов, оставит холерика и флегматика далеко позади себя со сжатыми кулаками и разинутым от удивления ртом.

Вот как Гарбузов объясняет подавление темперамента у человека и к чему это может приводить.

«Подавление истоков Я опасно и чревато разрушением организма. Подавление или искажение темперамента — путь к неврозу или к психосоматическому заболеванию. Мы видим, что в основе сангвинического темперамента лежит „огонь", в основе холерического — „дерево", и, следовательно, оба эти темперамента у людей с доминированием комплекса тонкого кишечника.

В основе флегматического темперамента — „земля" и „вода", следовательно, флегматический темперамент у людей с доминированием комплекса толстого кишечника. И подавление того или иного темперамента как одной из основ Я разрушает соответствующий комплекс организма. Холерик ломается, если его постигает крах, если его цели непреодолимо блокируются и он безрезультатно бьется о стену, как рыба об лед, или если он должен быть компромиссным, покладистым, короче говоря, не холериком. Флегматика разрушает необоримая несправедливость, тщетность терпеливых усилий, внезапность непереносимой беды, жизнь, в которой его флегматичность не находит места, когда его терзают сроками и в итоге он начинает жить как сангвиник, то есть вопреки своей природе. Сангвиник впадает в болезнь, если его обложили как волка и даже он не видит выхода, если кругом одни неудачи, только беды, если спрос с него слишком суров и ему не прощают любую, даже ничтожную ошибку, если его заставляют жить на манер флегматика. И все это — путь в психосоматические болезни или в невроз.

Темперамент обеспечивает реализацию инстинктов, и вместе они составляют фундамент Я. Если инстинкты — фиксированные потребности человека, то темпераменты — фиксированные способы реализации этих потребностей. Однако в XX веке нет места истинным холерикам и флегматикам. Казалось бы, в этом стремительном веке должно быть вольготно сангвиникам, но доведенная до крайности ответственность за каждый поступок и действие изматывает и их. Для полноценной адаптации требуется нечто среднее, сплав основных качеств трех темпераментов: настойчивости, терпеливости и быстроты. И человека ломают с детства, стандартизируя развитие Я ребенка, пытаясь приспособить его к требованиям времени вопреки его натуре. Однако природное, индивидуальное не меняется, его можно лишь сломать. И чем больше рассудочных и „правильных" людей появляется в результате такой ломки, тем меньше оказывается здоровых. Подобно тому как женщина, живущая жизнью мужчины, страдает от „мужских" болезней, не будет здоровым и генетический лидер, вынужденный всю жизнь быть только исполнителем, равно как и генетический исполнитель, играющий роль лидера. Не будут здоровыми и холерик, флегматик, сангвиник, вынужденные жить вопреки своему темпераменту, своей врожденной натуре». Вывод напрашивается сам: первым делом человек «ломается» внутри, его сознание ломает общество, в котором он живет. Причем эта ломка начинается с раннего детства. Именно современное общество, далекое от совершенства, создает такие условия жизни, общения, отношений, которые делают людей больными. Надо менять законы общества, его уклад и идеологию с целью более справедливого развития каждого человека, а не насильственного заключения в какие-то общие, безликие рамки. Например, общество «развитого социализма» не принимало учение П. К. Иванова, а его самого изолировало как психически ненормального человека. Простой, естественный образ жизни, который вел Иванов, социализм (который делали люди) Не принимал и боролся с ним. Всех загоняли в рамки ГТО — «Мускул свой, дыхание и тело тренируй с пользой для военного дела», а почему не для нормальной жизни?

Конституция

Далее В. И. Гарбузов рассказывает о конституции человека. «Третья составная часть натуры — конституция. Научная медицина выделяет три ее типа: гиперстенический, когда речь идет о широкоплечих, широкогрудых, круглоголовых людях с короткой и мощной шеей, малого или среднего роста; астенический — узкоплечие, узкогрудые люди с удлиненным, сухощавым лицом, с длинной и тонкой шеей, высокого роста; нормостенический — усредненный вариант. Однако в практической работе врачи, в сущности, не учитывают конституцию, быть может, отмечая только тот факт, что гиперстеники более предрасположены к гипертонической болезни и кровоизлиянию в мозг».

Тип телосложения как важная характеристика человека в целом интересовала врачевателей с древних времен. Тибетская медицина выделяла три типа конституции. Люди конституции «Ветер» имеют хрупкое или неправильное телосложение, быстры, хитры, находчивы. Люди конституции «Желчь» среднего телосложения, отважны и непредсказуемы. Люди конституции «Слизь» широкоплечи, мощного телосложения, упорны и неторопливы.

Гарбузов полагает, что конституция человека гармонично сочетается с его темпераментом, обеспечивая наиболее эффективные условия для реализации заложенных в нем тенденций. Он выделяет два полярных типа конституции: «сухощаво-жилистую» и «мышечно-округлую», а также переходные типы между ними.

«Сухощаво-жилистые» — высокого или среднего роста, крепкого телосложения, со средней шириной плеч, а иногда даже узкоплечие. Они мощно заряжены энергетически, чрезвычайно выносливы, обладают сильной половой конституцией. В такую «одежду» чаще всего облачен холерический темперамент. Такая конституция и такой темперамент гармонично сочетаются с «маскулинной» группой инстинктов.

«Мышечно-округлые» — среднего или малого роста, широкоплечие, широкогрудые, с выраженным брюшком, со средним энергетическим потенциалом и средней или слабой половой конституцией. В такую «одежду» чаще всего облачен флегматический темперамент. Такая конституция и такой темперамент соответствуют «фемининной» группе инстинктов.

Таким образом, если доминирующий инстинкт определяет врожденное призвание человека, а темперамент — стиль и способ реализации призвания, то конституция — это как бы «одежда» для темперамента. И воины по натуре — «сухощаво-жилистые», а «пахари» — «мышечно-округлые». Что же касается сангвинического темперамента, то ему соответствуют переходные типы конституции во всем их разнообразии.

Гарбузов отмечает два важных обстоятельства, касающихся конституции человека. «Первое состоит в том, что наиболее благоприятен вариант, когда у человека доминирует или „маскулинная", или „фемининная" группа инстинктов, т. е. или мужественность, или женственность. В этом случае у него или один — чистый темперамент, или смешанный, но с отчетливым доминированием одного темперамента. В этом случае у человека также или чистый тип конституции, или смешанный, но с отчетливым преобладанием одной конституции. И такой человек гармоничен. Он целен по натуре. Таким образом, нормально, если конституция чистая, но и нормально, если она смешанная, хотя все-таки большая гармоничность присуща человеку с чистым типом конституции. Другое дело, если конституция искажена, когда, например, человек по инстинктам лидер, но конституционально не „сухощаво-жилистый", а малого роста, невзрачен, „ни рыба ни мясо". В этих случаях речь идет об ин-стинктопатии — искажении в сфере инстинктов. Речь идет о трудных людях, которые несчастливы сами и причиняют страдания другим. Это скорее всего говорит о трудной кармической отработке в этой жизни.

Второе важное обстоятельство вытекает из первого. Взглянув на человека, можно мгновенно, только по его внешнему облику, силуэту, т. е. только по конституции, получить бесценную информацию о нем, при этом информацию достаточно глубинную. Так, например, при инстинктопатии конституция, как и внешние данные в целом, прямо указывает на порочное, сокрытое в глубинах человека. Это и есть впечатление первого взгляда, а когда первый взгляд обманывает, это означает, что при всей его значимости не все может быть оценено им, поскольку только на основании его нельзя судить о наличии или отсутствии у человека самого важного — истинной мудрости и нравственности».

Индивидуальность

Говоря об индивидуальности, В. И. Гарбузов указывает, что врожденная сторона индивидуальности — это рост, телосложение, внешние данные: особенности лица, форма и величина носа, подбородка, цвет глаз и волос, а также способности и таланты. «Это то, что даровано человеку природой, ее милость или ее немилость, когда один красив и талантлив, а другой обделен тем и другим или талантлив, но-некрасив.

Нас особо интересует аспект именно такой немилости природы. Красивый и талантливый ощущает себя совсем по-другому, чем непривлекательный и обделенный способностями. Первому с рождения дует теплый ветер в спину, его приспособление к жизни облегчено. Люди осознанно и неосознаваемо благосклонны к красивым и неосознаваемо отвергают все некрасивое. Немилость природы — это более трудная судьба.

Обделенные красотой и способностями, талантами очень часто не уверены в себе или склонны к неосознаваемому протестному поведению. Неосознаваемо, а нередко и осознаваемо такие люди предъявляют претензии к своим родителям. Если подобное отношение к родителям не осознается, сын или дочь почему-то агрессивны, им нельзя сказать ни слова, они тут же взрываются, грубят... Осознанный же протест против родителей можно иллюстрировать словами нашей пятнадцатилетней пациентки, которая, совершив попытку самоубийства по причине своей непривлекательности, горько сказала своим родителям: „Как же вы, такие некрасивые, решились на рождение ребенка..." Еще чаще обделенные природой люди имеют претензии к своей судьбе, к Богу, считая обделенность одних и чрезмерную щедрость природы по отношению к другим величайшей несправедливостью на земле. В результате многие из таких людей отвергают свою судьбу, Бога, отрицают самих себя. И это очень серьезно, поскольку порождает болезнетворную неудовлетворенность, аутоагрессивность, а в итоге — психосоматические болезни.

Страдания .человека, обделенного природой, всегда затаенны, с ними не обращаются к врачу, а священник скажет: „Примирись и не богохульствуй!"»

В этой беде не поможет никто, если человек не поможет себе сам, если он сам не найдет достойную компенсацию неблагоприятным врожденным качествам своей индивидуальности. Помощь самому себе только одна — прорабатывая свои дурные черты характера, разнообразные комплексы, активно занимаясь построением физического тела, человек лепит свою судьбу и свою внешность. Из беспомощного калеки становится красавцем-атлетом и т. д (например, В. Дикуль).

«Индивидуальность многогранна, формируется всю жизнь и воспринимается только в целом. Более того, приобретаемые качества индивидуальности важнее врожденных. В театральный институт не была принята писаная красавица. На вопрос к председателю приемной комиссии: „Как же так?!" он ответил: „У этой куклы нет индивидуальности..." Каждый ощущает притягательную силу обаяния, каждый знает, что кроется за понятиями „чертовски мила", „пикантна", „человек с изюминкой". И это очень часто о людях, не имеющих врожденных выигрышных данных. Подобно тому как личность более всего характеризуется наличием или отсутствием у человека чувства достоинства, индивидуальность более всего определяется природной значимостью, которая улавливается неосознаваемо, а также тем, что приобретается при жизни и именуется шармом. Шарм — это обаяние, элегантность, блеск ума и тонкая эмоциональность. Широчайшее самообразование, независимость мышления, оригинальность взглядов, тепло глаз, тонкость в понимании переживаний других формируют ярчайшую индивидуальность. Приобретенное превалирует над данным ему природой, обычным.

Бесталанных людей нет. Есть явная и сокрытая красота и одаренность. Сокрытая красота и одаренность подобны алмазу. Ведь алмаз — малоприметный тусклый камешек. Однако после обработки он превращается в бриллиант, сверкающий яркими бликами своих граней. И сокрытую красоту и одаренность часто не видят, не выявляют, не подвергают огранке. Между тем за этим — судьба человека».

Задача человека раскрыть и развить в себе свои таланты, «огранить» свой алмаз и стать бриллиантом — индивидуальностью. Если человек чувствует свои таланты, но не может их раскрыть и развить — это мучает его и приводит к разного рода болезням.

«История человечества пестрит примерами, когда великие люди в детстве и юности были неприметными и даже воспринимались как „гадкие утята". Насмешкам сверстников и учителей подвергались Ньютон, Эдисон, Эйнштейн. Ничем примечательным не отличались в детстве и юности Наполеон, Кант, Достоевский. Многие великие ученые оценивались в детстве и юности как тупые, начисто лишенные дарований. Их индивидуальность выявилась во всем блеске, когда они сами сделали себя, не поверив всем — всем, видевшим в них „гадких утят". Трагедия же в том, что во много раз чаще люди, которые могли бы состояться, которые имеют к тому же прекрасные врожденные данные, верят, принимают жестокую оценку их индивидуальности и пропадают, спиваются или живут серой, блеклой жизнью и умирают, уверенные, что именно таков их жребий.

Большинство людей как раз потенциальные „лебеди". Многие, не имевшие броских внешних данных, специальными упражнениями преобразили собственную фигуру, приобретя формы Аполлона. Специальными упражнениями женщина может добиться того, что ее грудь станет упругой, красивой. Изящная походка — и обычные ноги воспринимаются как красивые. Тяжелая, неуклюжая походка — и на красивые ноги не обращают внимания.

Искусная прическа, тонкий макияж „делают" лицо, выявляют красоту глаз. Безвкусное же обезображивает даже природную красоту. Как преображает человека со вкусом подобранная одежда, прическа к лицу и горделивая походка, общая культура как огранка живого природного ума, что придает глазам выразительность, а лицу — одухотворенность.

Всем известно, что стоит за понятиями „ухоженная женщина", „следящий за собой мужчина". Такие люди не знают возраста. Более того, с возрастом они становятся красивее, значительнее. И все это при вполне обычных природных данных. Прекрасные зубы можно испортить невниманием к ним, а обычным придать форму и блеск заботами хорошего зубного врача и тщательной гигиеной полости рта. И достаточно об этом!

Красивы люди, следящие за собой, не павшие духом, уважающие себя и любящие жизнь, не проклинающие свою судьбу и природу, а вылепившие себя сами, подобно тому как это делает скульптор, творя из куска серой глины произведение искусства. Образование, эрудиция, культура, развитые ум, мышление и тонкая эмоциональность, чувство вкуса, интуиция, мудрость и жизненный опыт, который рано приобретается умеющим мыслить и анализировать свою жизнь и жизнь окружающих, буквально преображают человека, формируя неповторимую индивидуальность, превращая „гадкого утенка" в гордого лебедя. Как часто, встречая через несколько лет одноклассника, которого считали некрасивым и серым, всплескивают руками и говорят изумленно: „Господи, какой ты, оказывается, красивый!" И это и о лице, и о глазах, и, главное, об индивидуальности в целом».

Автор (Генеша) о себе. Я всегда был хуже других, но меня волновало лишь одно — почему они лучше? Где и в чем они меня обходят? Разобравшись в этом, я стал соблюдать особенности, ведущие к успеху, собственному улучшению. И те, кто был намного лучше меня в школе, в спорте, в жизни, в любви, в удаче и т. д., остались далеко позади. Оздоровление и писательство лишь одна из граней моей индивидуальности. Шлифуйте себя — превращайтесь в ту индивидуальность, какой желаете быть.

Заключая раздел об индивидуальности, Гарбузов пишет: «Извечно говорят о том, что к одним природа милостива, а к другим — жестока, что одних она наделяет дарованиями, а других — трудной судьбой. Но природа мудра. Тех, кого она наделяет великим и очевидным даром, как Микеланджело, Моцарта, Пушкина, она предназначает для служения другим. И как раз судьба таких людей завершается трагично. Тому же, кому не дано столь великого и столь очевидного дара, человеку, которому с самого начала природой предназначена как будто трудная судьба — а таких подавляющее большинство, — она предписывает сотворить себя как Человека с большой буквы, сотворить как раз в борьбе за лучшую судьбу. И каждому она дарует свое, сокрытое, что следует найти, развить самому и тем состояться как индивидуальность. Не наделенному талантом „физика" природа дарует талант „лирика". Того, кто не блещет математической логикой, она награждает разумом сердца, тончайшей интуицией, которая талантливее рассудка. И кто-то лучше других проникает в тайны науки, а кто-то умеет располагать к себе сердца людей и наделен талантом учить, талантом Учителя. Кто-то наделен даром рождать идеи, а кто-то — даром их реализовать. Один умеет творить прекрасное в камне, на холсте, пером на листе бумаги, в нотах, другой же наделен даром находить сокрытое, находить истину, а третий — понимать животных. Кому-то дан дар врачевания, а кому-то — дар растить зерно и строить. Одному дано мудро и справедливо управлять, а другому — судить. Кто-то поражает мудростью с детства, а кто-то до старости ясновидящ как ребенок. И все эти люди — яркие индивидуальности, все они красивы, и ко всем им природа милостива. Надо только открыть в себе свою „изюминку", развить в себе свою одаренность, свою индивидуальность.

Все сказанное настолько важно, что в сущности является ответом на вопрос о смысле жизни, о судьбе человека, о его удовлетворенности и неудовлетворенности, о счастье».

О смысле жизни

Гарбузов затрагивает самую важную проблему любого человека — смысл его жизни. «Проблемы мудрости и нравственности естественно порождают сверхпроблему смысла жизни. Ведь в сущности каждый пациент нуждается в беседе об этом, ибо путь к здоровью начинается с поиска истинного смысла жизни. И автор полагает, что вначале была не материя, а был Смысл ее возникновения, была Идея и Мысль. Смысл реализовался в создании Человека, а какая глина была использована для этого — безразлично. Не будет человека — не будет и Вселенной, ибо не будет Смысла в ней. Первично, таким образом, духовное, а не телесное. И для человека первичен смысл его жизни. Человек живет не для того, чтобы есть, а ест для того, чтобы жить, жить согласно смыслу своей жизни. Рождение человеком себе подобных не самоцель. Человек рождает подобных себе для бесконечного воссоздания Смысла бытия, для его бесконечного развития. И человек живет не ради размножения, а размножается, чтобы не прерывался Смысл всего сущего. И живет он по законам духовности.

Высший смысл жизни, таким образом, заключается в том, чтобы состояться как Идея, как Мысль. Так состоялись Гегель и Гете, Ньютон и Шекспир» Ломоносов и Пушкин. Каждый должен состояться в своей врожденной Роли, в своем призвании, на своем месте, с тем чтобы одному открыть новое, раздвинуть границы знания, а другому — как можно глубже постичь уже достигнутое.

Человек как порождение Высшего Смысла, Идеи, Мысли — велик. Он подобен Богу — Богу, в котором и находит этот первоначальный Замысел, Смысл, Идею и Мысль. По образу и подобию своему человек порождает потомство. Человек судит себя и других, наказывает себя и других, способен обрезать нить своей и чужой жизни, творить свою судьбу и вмешаться в судьбу другого, способен украсить и обогатить землю, мир и способен погубить их. Искушение, преступные помыслы и наказание за них или праведность — в самом человеке! И человек — Бог для самого себя, ответствен за себя перед самим собой. Человека, таким образом, характеризует степень развития в нем Смысла жизни, Мысли, совести, ответственности, долга.

И человек сам делает Выбор — выбор между добром и злом — и сам отвечает за него. Один выбирает созидание, труд, путь совести, нравственности, ответственности, долга, путь мудрости, знания, поиска, путь Мысли и Смысла жизни, а другой — путь невежества и омраченности. Первый — Человек, второй — глина. И этот второй потерял свою человеческую суть».

Я думаю несколько иначе. Человек — это пустой сосуд. И что он «впустит» в этот сосуд — добро или зло, тем он и станет в жизни — проводником добра или зла. Этот выбор, который делает в жизни любой человек, зависит от его образованности, знания, контроля над чувствами и инстинктами, их проработкой в прошлых и этой жизнях. Если это на высоте, то человек становится проводником добра и гармонии. Если человек чего-то не проработал — он раб инстинктов, чувств и несет в мир эгоизм, зло и хаос.

Далее Гарбузов продолжает развивать свою мысль, говоря: «Пока Адам и Ева жили в райских кущах, они были только глиной. Когда они выбрали путь познания, путь ответственности за себя, за свое потомство, за мир вокруг себя, когда они выбрали труд в поте лица своего, свободу и достоинство, они стали людьми. Бог сотворил яблоко для того, чтобы они совершили Выбор. И то, что Выбор совершила Ева, подчеркивает великую роль женщины в этом мире, ее роль как носителя мудрости и нравственности. И не грех она совершила, а подвиг.

Великий Выбор совершается в течение всей жизни. Одним неправедным поступком в конце жизненного пути можно перечеркнуть всю праведную жизнь. Праведной жизнью после неправедного поступка искупается грех. Никому нельзя передоверить Выбор своей судьбы, ни за кем нельзя идти бездумно по жизни. Сотворив себе кумира, человек перестает быть человеком и становится глиной в чужих руках.

Поскольку в жизни человека заложен великий Смысл, он обязан прожить отмеренное ему судьбой, какой бы трудной ни была его жизнь, со всей страстью, со всей мощью данной ему энергии. Человек не гость в этом мире, а хозяин. Земная жизнь человека не подготовка к другой жизни. Она самоценна, и прожить ее надо со всей отдачей, прожить так, как будто другой жизни не будет. Только тогда у человека будет право на жизнь в иных измерениях. Дарованная человеку жизнь пронизана долгом перед предками и потомками. Эта взаимосвязь и есть истинное бессмертие человека. И в этом долге перед уже жившими и теми, кто еще будет жить, — смысл жизни.

Смысл жизни человека должен быть достоин его призвания. Каждый своей жизнью обогащает Идею и Мысль. И человек рождается, чтобы постичь все, что было до него, постичь накопленное предками и, обогатив его, передать потомкам, передать для того, чтобы бесконечно развивался Высший Смысл бытия. Жизнь каждого уникальна и неповторима. Мысль и чувство, радость и страдания, опыт каждого оставляют след в мироздании. Вклад каждого в мироздание определяет, лучше или хуже оно стало после жизни каждого и жизни всех. Исследовательский инстинкт в каждом, и в этом — великий смысл. Он дарован каждому для постижения, накопления, поиска и развития Знания, для творчества. И истинный смысл жизни — узнать как можно больше, думать как можно глубже и реализовать в знании свое призвание. Именно в силу своей самоценности, уникальности каждый должен сохранить свою свободу и достоинство, состояться как индивидуальность.

Знание, мысль одухотворяются и оплодотворяются чувствами, сердцем. Без чувства нет творчества, нет понимания прекрасного. Высшее чувство — любовь. И смысл жизни — в любви, в любви к родителям и детям, в любви к ближнему, к жизни, к деятельности, в любви к природе. Любовь — творчество. Смысл жизни в том, чтобы любить и быть достойным любви, быть любимым. Не любивший и не знавший любви к себе — не жил, не творил.

Смысл жизни — в нравственном, мудром, полноценном общении с другими. И одинокий среди людей — не жил. Смысл жизни — в полноценной семье, в детях. Смысл жизни — в единстве с природой, с прекрасным на земле, в благоговейном созерцании и в мудром, нравственном, одухотворенном участии в жизни вокруг нас, в ее созидании.

Все, что сказано выше, — правда. Но у каждого в этой общей правде есть свое — свое призвание, индивидуальное. Для одного при важности всего вышеперечисленного самое важное — родить, воспитать и сохранить новую жизнь. Иными словами, для такого человека первостепенны дети и семья. И это — естественно. Для другого вся жизнь — в творчестве. Каждый должен найти свой индивидуальный смысл жизни в полном соответствии со своим природным призванием, со своей натурой.

Подчеркнем, что и потенции интеллекта, природный склад мышления соответствуют природному призванию. Так, есть „физики" — и это „левополушарные", люди с логическим мышлением; есть „лирики" — и это „правополушарные", люди с образным мышлением. В шахматах известно „стратегическое мышление" М. Ботвинника и талант „тактического мышления" М. Таля. Академик Кедров писал о практическом уме — уме полководца Г. К. Жукова. Однако есть люди и с выраженным теоретическим мышлением. Из практики жизни всем известно, что есть люди с врожденным складом мышления организатора, бизнесмена, инженера, врача, педагога. Есть люди с критическим складом ума, особенно четко выявляющие изъяны концепций, проектов, планов, а есть тонкие ценители идей, открывающие таланты, первыми указывающие на достоинства концепции, проекта, плана. Есть „классификаторы" подобно великим Линнею и Менделееву, а есть „философы", которых так щедро рожала Русь.

Из всего этого вытекает несколько важных положений.

Человек только тогда состоялся в этой жизни, если смысл его жизни совпадает с его природным призванием. Тогда он талантлив, тогда он уникален. И тогда он здоров.

На первом месте среди общечеловеческих ценностей, составляющих смысл жизни человека, может быть любая, кроме узко материальной. Если человек поставил такую ценность во главе всех других, он „богат" и он — нищий. Материальное важно, у „эгофильных" и у „генофильных" оно может занимать одно из первых мест, ибо люди этих двух типов природно ориентированы на материальное обеспечение своего будущего или будущего своих детей. Но человек не должен сделать смыслом своей жизни эту ценность, ибо тогда он следует за миражом».

Главный вывод: надо найти истинный смысл своей жизни, своего природного призвания, определить свою иерархию ценностей, состояться как личность. Только в этом случае человек будет здоров, счастлив и будет бережно относиться к своей и другим жизням. Поймите, в любом возрасте все можно начать сначала, найти себя и свой смысл жизни. И чем раньше это будет сделано, тем лучше.

<< | >>
Источник: Малахов Геннадий. Развитие собственной программы оздоровления1999. 1999

Еще по теме ВИЛЕН ИСАКОВИЧ ГАРБУЗОВ:

  1. КАКАЯ НОВИЗНЕ ВНЕСЕНА АВТОРАМИ В СРЕДСТВА И МЕТОДИКИ САМООЗДОРОВЛЕНИЯ
  2. Глава 7. МАСЛОТЕРАПИЯ
  3. КАКИЕ ФАКТОРЫ НЕОБХОДИМО УЧИТЫВАТЬ ПРИ СОЗДАНИИ СОБСТВЕННОЙ СИСТЕМЫ ОЗДОРОВЛЕНИЯ
  4. Коллектив авторов. Медицинская помощь на судах, 2002. — 111 с., 2002
  5. ГЛАВА 1 ОРГАНИЗАЦИЯ ПЕРВОЙ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ НА СУДАХ
  6. ГЛАВА 2 ОСНОВЫ АНАТОМИИ И ФИЗИОЛОГИИ ОРГАНИЗМА ЧЕЛОВЕКА
  7. 2.1. ОПОРНО-ДВИГАТЕЛЬНЫЙ АППАРАТ
  8. 2.2. СЕРДЕЧНО-СОСУДИСТАЯ СИСТЕМА
  9. 2.3. СИСТЕМА ОРГАНОВ ДЫХАНИЯ
  10. 2.4. ПИЩЕВАРИТЕЛЬНАЯ СИСТЕМА
  11. 2.5.  СИСТЕМА МОЧЕВЫДЕЛЕНИЯ