<<
>>

Обязательно ли знать истинный диагноз?

На данный вопрос с моей стороны будет меньше ответов, чем встречных вопросов.

Можно ли путем обмана скрыть от больного, что он болен раком?

Почему за больного решают, что ему можно знать о собственном состоянии, что нельзя?

На чем должна базироваться вера больного в выздоровление, если ему объяв­лен ложный диагноз?

Попробуйте путем логических суждений найти правильные ответы.

Если бы современная медицина была настолько виртуозной, что запросто уме­ла нейтрализовать распространение рака втайне от больного, тогда умалчивание страшного диагноза бьмо бы благом. Но до этого еще далеко. На сегодня держать в секрете онкодиагноз нелегко.

Нетрудно догадаться любому, почему его обследуют не в поликлинике, а в онкоцентре. По симптомам заболевания, состоянию, информации из медицинс­кой литературы больной способен разобраться в реальности происходящего. Об­щение с онкобольными, прошедшими через систему исследований, окончательно утвердит его в догадках.

Понятно, что у каждого теплится надежда на благополучный исход. И обосно­ванно, когда истинный диагноз не называется до завершения исследований. Но если диагноз установлен, больной должен быть оповещен о нем, потому что, находясь в онкоклинике, он психологически более подготовлен к восприятию правдивого диагноза, чем когда-либо позже.

Врачу инструкцией определено: «Надлежащим образом поставить в извест­ность больного или члена семьи о характере заболевания и необходимых опера­циях так, чтобы они могли стать активными соучастниками при проведении лечебно—профилактической деятельности».

Больной может стать соучастником врача в лечебном процессе лишь тогда, когда будет знать о своем заболевании все, что знает и врач.

Считается, что правдиво объявленный диагноз может прозвучать для онко-больного как приговор. Это так. Если в обществе и далее будет насаждаться инфор­мация о неизлечимости рака.

Когда станет известно, что рак излечим, известие о диагнозе заставит больного незамедлительно искать путь избавления от рака.

Дезинформация онкобольного может стать причиной преждевременной смер­ти. Не зная реальной ситуации, они могут настраивать себя не на лечение, а на благодушие. Вернуться к бессистемному питанию, вредным привычкам, от кото­рых избавились в страхе перед раком.

Василий Н. (62 года) с диагнозом рак печени 4-й степени был выписан из клинического института с рекомендацией: «симптоматическое лечение по месту проживания, при выраженном болевом синдроме —наркотики».

Истинный диагноз от больного был скрыт.

До госпитализации он злоупотреблял курением и спиртными напитками, что явилось одной из причин появления рака. Во время лечения он продолжал курить.

По выписке из института, будучи в тяжелом состоянии, не отказался от вредных привычек. На обоснованную тревогу дочери не реагировал, ссылаясь: «врачи-то не запрещали». Тогда родственникам было рекомендовано сказать больному правду о его заболевании.

К удивлению близких, он отказался от курения через сутки. Если ранее от него прятали спиртное, то теперь, по рассказам родственников, не замечал бутылку с водкой, специально выставленную на виду. Больной самостоятельно стал прини­мать урину, о чем ранее не желал слышать. Сам готовил настои из трав.

Если бы такое прозрение, да на пару лет раньше...

Согласно опросу англоязычного населения, 70-90% опрошенных больных нас­таивают на праве знать о себе все, 70% французов также ждут полной информации при заболевании.

Миллиардер из США Майкл Рэмер писал: «В феврале этого года мой врач обнаружил опухоль в районе печени. Получив результаты анализов, он позвонил мне и пригласил на консультацию. Доктор ошеломил меня, сообщив, что у меня рак печени и срочно необходима операция. Однако она окончилась безрезуль­татно. Когда я пришел в себя в реанимации, врач положил мне руку на плечо и, глядя в глаза, медленно проговорил: все зашло слишком далеко, я уже ничего не могу сделать.

Мои дни сочтены, но это не значит, что я должен лежать и ожидать своей смерти».

У американцев не заведено утаивать онкодиагноз, хотя они не менее других восприимчивы к раку.

Рак — и в Америке рак.

Кстати, это очень больная нация. Но в сознании американцев меньше предрас­судков, а больше разумного рационализма. Они глубоко анализируют жизненные проблемы, после чего осознанно выбирают наиболее рациональный путь их раз­решения. Для американца характерна вера в национальную медицину, потому что альтернативы ей до недавнего времени не было. В 80-х годах мало кто из американ­цев знал о существовании альтернативных методов лечения. И это несмотря на то, что у истоков движения «за натуральную гигиену» (восстановление организма безлекарственным методом) стояли прогрессивные деятели США.

Страны Востока и СНГ «заразили» Запад природными методами лечения. Уче­ные из России, Украины, других стран, уехавшие на «заработки» в США, ускорили этот процесс. Американцев долго агитировать не надо: они очень восприимчивы ко всему жизненно-рациональному и более дешевому. В 1993 году статистические исследования показали, что треть американцев уже прибегали к методам альтер­нативного лечения, где не рекомендуют пользоваться дорогостоящими лекарства­ми. Затраты на развитие альтернативной медицины достигли нескольких милли­ардов долларов в год.

Меня удивило, когда после трех сеансов Чикаго — Киев пациентка из Америки написала:

В силу малого опыта представители альтернативной медицины Запада не успе­ли внести свой вклад в лечение рака безлекарственным методом. Однако их инте­рес к это му растет.

Частный врач С. Брэтмен (США) пишет: «Профилактическая ценность не­традиционных методов в данном случае высокая. Эпидемиологические исследо-

вания показали, что нежирная полувегетарианская диета резко снижает веро­ятность заболевания всеми формами рака».

Прошу прощения за излишнюю увлеченность американскими проблемами.

Вернемся к вопросу: надо ли объявлять онкобольному истинный диагноз?

Попробуем встать на позицию врачей, которые не сообщают больному о забо­левании раком под предлогом гуманности.

Тогда почему объявляются такие диаг­нозы, как инсульт или инфаркт? От этих заболеваний умирают в течение несколь­ких дней и даже часов, в то время как многим онкобольным продлевается жизнь на годы. Дело не в гуманности к онкобольным, а в ведомственной инструкции.

Если врач говорит онкобольному правду, он честно выполняет свой долг перед ним. Карма врача будет чище, психика здоровее. Ему не надо будет хитрить при назначении лечебных средств, изворачиваться при разговоре с больным. Наконец, не надо будет отворачивать глаза, если принятые меры окажутся нерезультативны­ми. Не следует забывать, что онколог всю трудовую жизнь имеет дело с тяжело­больными людьми. А это так непросто. Но это еще не все.

Механизм лечения «того, чего нет» существенно отличается от механизма лече­ния «того, что есть».

Сознание больного включается в процесс лечения после поступления в голов­ной мозг информации о диагнозе. Центральная нервная система эту информацию «закладывает» в подсознание.

Если при раке легких больному объявят, что у него пневмония, то сознание больного воспримет именно эту информацию. Психика, энергетическая и иммун­ная системы начнут «работать» в унисон с информацией. Лишь подсознание пери­одически может выдавать необоснованную тревогу.

Лекарственные поступления в организм будут «кодироваться» сознанием на ликвидацию пневмонии, а не рака. Принимая их, больной будет надеяться на улучшение состояния. Закономерно, что улучшения не будет, в то время как ухудшение не заставит долго ждать. Обострение заболевания вызовет у больного недоумение, потому что он ждал улучшения состояния. Больной вправе потребо­вать принятия дополнительных мер по лечению воспаления легких, а назначать ему будут... химию или облучение. Правдиво информированный больной в подоб­ной ситуации не окажется никогда, потому что он будет готов ко всему.

Считать онкобольных глупцами невежливо. Думать, что обреченные больные уже не способны распознать обман, кощунственно.

Правдивый диагноз может ввергнуть больного в шок, говорят врачи. Да, мо­жет.

Рано или поздно шок пережить ему придется. Узнав про обман, больной полу­чит более сильный шок. К этому времени его организм будет ослаблен прогресси­рующей болезнью, безуспешным лечением. Онкобольной поймет, что упущено время на поиск альтернативного лечения. Он будет в обиде на врачей, родственни­ков, утаивших от него правду.

Пример из практики.

Онкобольная Антонина А. (65 лет): «Я уже очень плохо себя чувствовала: темпе­ратура, слабость, боли, живот вздут и очень плотный. Решили срочно опе­рировать».

Истинного диагноза врачи не объявили, а дочь не решилась сказать ей правду. Боялась, что мать не перенесет правды. Наблюдательная женщина догадывалась, что ей чего-то недоговаривают, и вызвала дочь на откровенный разговор.

«О том, что у меня страшная болезнь, — пишет она, — я узнала только через месяц после операции. Оказывается, меня разрезали, удалили левую часть пече­ни и зашили».

Со слов дочери, мать изменилась во всем, после того как узнала истинный диагноз. Буквально преобразилась. Осознанно и спокойно рассуждала о конце жизни.

«Теперь мы с ней единомышленники во всем. У меня словно камень с души упал», — пишет дочь.

Из правды ложь не выбирают, потому что ее там нет. Ложью прикрывают правду.

Страшный диагноз — не радость для больного. Он его ввергнет в шоковое состояние на определенное время. Иногда сутки и более. Затем шок сменяется тревожной озабоченностью и мыслями о выходе из сложившейся ситуации. Неко­торых шок ввергает в бездействие и затяжную депрессию. Последнее характерно для психологически слабых людей, а также по следующим причинам: отсутствие веры в излечимость рака; отсутствие врача (целителя), в которого есть вера; не­информированность о методах самолечения и эффективных средствах эффектив­ного воздействия на рак.

Очень мешает, когда у онкобольного отсутствуют близкие, знакомые, способ­ные поддержать морально. Угнетают финансовые затруднения. Бывает, что боль­ной не желает лечиться (желание смерти).

Шока от правды бояться не следует. Правда чаще мобилизует, чем угнетает. В то же время не следует думать, что правда о диагнозе способна вылечить онкоболь­ного. Это всего лишь одно из условий, мобилизующих человека на борьбу за жизнь. Или тот случай, когда правда лечит.

<< | >>
Источник: Батулин Ю. П.. Учу жить без лекарств (или Семейная энциклопедия альтернативной медицины)К.: «София», 2001. —544 с., илл.. 2001

Еще по теме Обязательно ли знать истинный диагноз?:

  1. Глава шестнадцатая. Ступень № 9. Я обязательно должен добраться до истинных причин и честно и бесстрашно рассмотреть, почему я ищу утешения и удовольствие в вареной еде.
  2. Перевязь-слинг? Обязательно!
  3. Перевязь-слинг? Обязательно!
  4. Три обязательных условия здоровья
  5. Бюстгальтеры для кормления? Не обязательны
  6. ИСТИНА (Truth)
  7. ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНЫЙ ДИАГНОЗ
  8. Как распознать истинные схватки
  9. 39. «Момент истины»
  10. Формирование предварительного диагноза
  11. Обманчивость диагноза
  12. Толкование диагноза
  13. ДИАГНОЗ
  14. ДИАГНОЗ
  15. Истинные чувства
  16. ГОМЕОПАТИЧЕСКИЙ ДИАГНОЗ(1959)
  17. ГОМЕОПАТИЧЕСКИЙ ДИАГНОЗ(1959)
  18. ПРАКРИТИ — ИСТИННАЯ ПРИРОДА
  19. Возраст - не диагноз.