<<
>>

ВИТАЛИЗМ И ЗАКОН ИСЦЕЛЕНИЯ (1966)



Очень важно, чтобы еще до занятий клинической практикой каждый врач овладел философской базой и поверил в теорию гомеопатии. Работа многих гомеопатов оказалась неэффективной, так как клиническая практика показалась им более важной, нежели понимание основных принципов гомеопатии.

В Соединенных Штатах, родине большого числа замечательных мастеров гомеопатии, медицина Ганемана начала приходить в упадок, когда они стали придавать слишком большое значение удачам и неудачам своих теорий, одновременно пренебрегая законом исцеления при работе с каждым отдельным пациентом.
Одним из лучших гомеопатов Соединенных Штатов был Константин Геринг, но из сотен врачей, посетивших его лекции, лишь немногие смогли пойти по его стопам. Большинству не хватало его клинического видения, что, естественно, сказывалось на результатах лечения. Кальвин Кнерр — любимый ученик Геринга, который позже стал его приемным сыном и автором хорошо известных Ведущих симптомов, рассказывал мне лично, что он никогда не видел человека со столь блестяще развитой интуицией в отношении необходимого назначения, как Геринг. В то же время, говорил Кнерр, он никогда не слышал более скудных объяснений по поводу того, как был поставлен диагноз. Интуиция Геринга, основанная на глубоком знании философии гомеопатии, позволяла ему моментально выделять определяющие симптомы в картине каждого случая.
В искусстве клинической диагностики, как и в любом другом прикладном искусстве, происходят труднообъяснимые личностные и психологические процессы. Исследуя факты природы, наука выделяет и анализирует, тогда как синтез, объединяющий эти факты, зависит от способности исследователя увидеть за отдельными фактами специфическую целостность, которая и составляет характеристику явления.
Именно эта способность позволяет гомеопату воспринимать личность пациента в целом. Она является результатом подсознательной работы, где взаимодействие ума и эмоций создает неповторимое качество, то, что называется клиническим видением, которое каждый практикующий врач, имеющий подлинное призвание, может и должен развивать. В основе гомеопатии лежит виталистическая концепция Гиппократа, утверждающая существование разумной силы, управляющей жизненной активностью и восстанавливающей поврежденные структуры, которую Гиппократ называл энормоном, а Бергсон (1859–1941) — elan vital  («жизненный порыв»). Ганеман открыл законы, описывающие ее действие, а школа Монпелье разработала ее философскую концепцию и присвоила ей название «жизненная сила».
Материалистические идеи школы Галена (131–201 н. э.) получили свое развитие в микробной теории Пастера. Считая микробов основной причиной заболеваний, школа последователей Галена подготовила несколько поколений материалистически мыслящих врачей, нацеленных исключительно на поиск и выведение микробов, вирусов или токсинов как явной и специфической причины заболевания, и полностью игнорировала значение динамического ответа организма и его собственную попытку справиться с болезненным процессом. К несчастью, мышление задом наперед, приведшее к отрицанию виталистической концепции болезни, отбросило и тот факт, что болезнь является не продуктом некоего постороннего вмешательства или агента, а активацией адаптационной реакции организма.

Жизнь — это непрекращающаяся динамическая активность, позволяющая человеческим существам сохранять органическую и личностную целостность. Сталкиваясь с факторами окружающей среды, такими, как жара, холод, влажность, или с действием эмоциональных факторов, угрожающих целостности организма, последний стремится сохранить свой психический и физический гомеостаз, т. е. свою целостность как жизненной единицы. Равновесие никогда не бывает стабильным, оно достигается за счет анаболических и катаболических процессов, которые вызывают постоянную деструкцию и восстановление клеток и тканей в бесконечном и необратимом процессе. Таким образом, организм находится в постоянном движении, из чего следует, что человек сегодня уже не тот, каким он был несколько дней назад. Так океанская волна, приближающаяся к нам с расстояния двадцати метров, это не та волна, которая обливает нас на пляже через несколько мгновений. Молекулы воды последовательно передают движение от одной к другой, образуя ту форму, которую мы называем волной. Однако постепенно, миллиметр за миллиметром, все молекулы в ней заменяются. Таким образом, волна изменилась, от нее осталась лишь форма, которая идентифицирует ее как таковую и составляет ее индивидуальность.
То же происходит и с людьми. Человеческая индивидуальность имеет меньше общего с атомами, молекулами, клетками и тканями, чем с деятельностью силы, вдыхающей в нас жизнь и идентичной той силе, которая управляет движением Вселенной. У человеческой индивидуальности есть цель, ее жизненный смысл, который движет ее по направлению к метафизическому единству. Именно цель, а не особенности взаимодействия органических процессов, делает индивидуальность личностью. Природа является вечной трансформацией никогда не исчезающих электронов, которые то уплотняются, то рассеиваются, становясь то частью минерала, то растения, животного или человека. Энергия не исчезает, она только трансформируется.
Парадоксально, но смерть является наиболее позитивным и метафизически необходимым аспектом жизни, поскольку дисперсия необходима для продолжения жизненного движения. То, что умирает, является лишь иллюзией автономии существа, которое живет как индивидуальность без осознания своего места в мироздании. Любой атом нашего тела уже входил раньше в другое существо, животное, растение, минерал или звезду и будет продолжать жить в другой форме после распада тела. Однако существует и другая смерть, смерть нашей индивидуальности, которая станет неминуемой, если нам не удастся выполнить высшее предназначение своего существования, состоящее в осознании космического единства, постоянно порождающего новые варианты вечно меняющихся форм и структур. Как утверждал Парацельс (1493–1541), между микро — и макрокосмом существует полное соответствие.
Эти мысли приводят нас к выводу, что жизнь имеет смысл, понятный лишь тем, кто способен воспринять законы и правила движения космической энергии. Закон исцеления, который придает смысл биологическим феноменам, это тот же закон уплотнения и рассеивания, который управляет движением земли и звезд и придает смысл космическому порядку. Без этого абсолютного закона, управляющего всем сущим, возник бы хаос и в жизни цветка, и в жизни целой планеты.
Человек является самым совершенным творением Создателя. Однако через несколько месяцев после рождения он начинает материализовать врожденную динамическую предрасположенность, которая, по мнению Ганемана, имеет миазматическое происхождение. Миазм — это патологическая конституциональная программа, еще не содержащая эмоциональных отпечатков, но предрасполагающая человеческое существо к особенно тяжелой судьбе и неминуемо направляющая его к конечному распаду и смерти.
Нормальное психологическое развитие личности выражается в перерастании детской эгоцентричности и переходе к психологической зрелости, которая подразумевает нашу связь с космосом и смерть нашей эгоистической индивидуальности.
Это движение от центра к периферии, от воплощения в живом организме к распаду и смерти и есть то, что мы называем законом исцеления. Мы рождаемся, чтобы умереть. День за днем, час за часом мы используем потенциал жизненной энергии, данный нам при рождении, как если бы разряжали электрическую батарейку. Катаболизм выигрывает у анаболизма. Ткани регенерируют, но тем не менее уплотняются и высыхают; атеромы и соединительная ткань заменяют здоровые клетки; а кожа стареет по мере выведения отходов. Как источник энергии, который разряжается из центра, наш жизненный цикл заканчивается дисперсией элементов, составлявших наше физическое тело. Хотя организм и борется с разрушениями, его попытка обречена на провал: ничто не спасет нас от окончательного изнашивания и не восстановит ткани до первоначального состояния. Восстановление никогда не бывает полным. Всегда возникает органический износ, который усиливается с возрастом и заканчивается смертью. Цель закона исцеления состоит не в том, чтобы позволить нам избежать смерти, а в том, чтобы дать ей возможность приближаться медленно, позволяя таким образом индивидууму исполнить высшую цель своего существования — осознать свое духовное родство со Вселенной.
И здесь мы переходим к философии, которая скрыта от науки, но с которой должен считаться врач. Имеет ли человеческая жизнь смысл, назначение или познаваемую цель?
Да, имеет и, более того, не может не иметь. Медицина не должна пренебрегать моральной подоплекой хронических заболеваний, ей придется пересмотреть свое механистическое мышление, которое уже низвело ее до патологической догмы. Человек — это не отдельное автономное существо, это организм, который полностью зависит от своей трансцендентной духовной личности и той роли, которую она призвана сыграть во Вселенной. В ходе жизни человек развивает в себе моральное сознание, связывающее его с другими человеческими существами и сутью всех вещей.
Этот процесс личностного роста происходит по тем же законам, что и адаптация к окружающей среде, поддержание органического равновесия, воспалительные реакции и болезни. При любом заболевании все человеческое существо, его ум и тело выступают как единое целое в совместном усилии восстановить защитные силы с тем, чтобы индивидуум мог полностью пройти свой жизненный цикл.
Возьмем, к примеру, воспаление с нарушением кровообращения, местным повышением температуры, сковывающей болью, диапедезным кровотечением, фагоцитозом и абсцессом, сопровождающееся лихорадкой, страхом смерти, сердцебиением, а так же нарушениями со стороны мочевой и пищеварительной систем. Все это влечет за собой участие целого организма, управляемого спонтанно действующим законом исцеления, который избавляется от болезненной энергии путем удаления отходов через кожу, слизистые и другие экскреторные органы. Пусковым механизмом здесь является температура, запускающая процессы, направленные на разрешение физического или эмоционального кризиса.
Таким образом, и в повседневной жизни, и при заболевании организм задействует одни и те же ресурсы как для поддержания гомеостаза, так и для лечения. Эти ресурсы различаются лишь количественно, по своему физиологическому ритму, но не по своей природе. Все они — части одной силы, Гиппократовойvis medicatrix naturae, или исцеляющей силы природы. Со стороны кажется, будто в организме бессознательно действует «интеллект», предохраняющий биологическую единицу от преждевременного разрушения.
Медицина должна развивать эту концепцию жизни, чтобы найти терапевтический закон, управляющий движением жизненной энергии. Понимание болезни в качестве простого физико-химического субстрата неминуемо приводит к разрушению человеческого организма из-за бездумного подавления тех путей, с помощью которых болезнь стремится выйти наружу. То, что материалистическая медицина называет болезнью, является не более чем патологическим остатком болезненного динамизма, чье первое выражение было подавлено местным лечением; она не понимает, что лечить нужно саму динамическую предрасположенность.
Именно здесь, на уровне наследственной динамической предрасположенности необходимо решать проблему миазма. Миазм и есть целебная сила природы, но связанная структурами повреждения — следами прошлых нарушений закона исцеления, в связи с чем ее усилия излечиться оказываются недостаточными. Как писал Ганеман, подавление наружных высыпаний и выделений, свидетельствующих о действии закона исцеления, блокирует ток жизненной энергии во внутренних органах, предрасполагая индивидуума в целом к преждевременному распаду. Сыпь, нагноение, понос или простуда, в форме которых организм выбрасывает метаболические токсины, которые из-за снижения сопротивляемости не смогли метаболизировать печень, почки и лимфатическая система, должны считаться благоприятными признаками, поскольку они указывают на попытку организма защитить жизненно важные органы.
Основная проблема медицины — это проблема подавления, блокирующего действие закона исцеления. Искусство и наука врачевания заключаются лишь в помощи жизненной силе, стремящейся вылечить динамический источник болезненного процесса. Сделать это могут только гомеопатические препараты, если они назначены на основании подобия между их действием на здоровых людей и реакциями, наблюдаемыми у больного, поскольку оба процесса являются жизненными и выражают один и тот же закон исцеления. Тот факт, что подавление препятствует работе жизненных сил, четко прослеживается в случаях невроза, где основную роль играют эмоциональные факторы.
Слово «эмоция» означает движение наружу, освобождение чувств. Когда эмоция подавляется или выводится из сознания, ее психическая энергия разряжается и трансформируется в физические нарушения. Патологические симптомы являются грубым воплощением подавленных эмоций. Каждый врач, который размышлял над проблемой человеческих заболеваний, согласится, что любой патологический феномен имеет свой смысл, относящийся к импульсу действия, который был подавлен в далеком или недавнем прошлом в связи с моральными соображениями.
Говорят, что культура нашей цивилизации создала в отношении секса наказующую мораль (совесть), которая увеличивает количество депрессий, приводящих людей к тяжелым неврозам, от которых они могут освободиться, лишь примкнув к социальным движениям, таким, как экзистенциализм новой волны, и другим. Лично я не верю, что подобные нарушения вызываются моральным сознанием, которое я считаю самым здоровым психологическим ресурсом, из тех, которыми обладает человек. Именно совесть и мораль привели человечество к духовной эволюции, способности к трансцендентному познанию, развитию религии, искусства, этики и законности.
На самом деле миазм нарушает человеческие инстинкты и импульсы уже в процессе их возникновения. Миазм мешает их функционированию, направленному на трансформацию индивидуума в зрелую личность. Разрушительная направленность сифилиса и сикоза предъявляет к психике требования, которые не может принять моральное сознание, приводя к разрушению организма. Фрейд считал это следствием индивидуальной предрасположенности, возможно органически обусловленной. Он считал, что труднопреодолимое сопротивление многих неврастеников, подвергшихся психоанализу, так же как и продолжительность лечения, необходимого в большинстве подобных случаев, происходят из-за неясного факта, названного им индивидуальной предрасположенностью, которую необходимо скорректировать до начала лечения.
Сознательное и зрелое подавление сексуальных инстинктов и агрессии вызывает сублимацию, т. е. трансформацию энергии эгоизма в импульсы, направленные на получение знаний и развитие личности. С другой стороны, подавление инстинктов вследствие угрозы насилия не позволяет произойти эмоциональному расстройству и вызывает невроз как результат неудавшегося подавления.
Правильно выбранный гомеопатический симилиум оказывает глубокое лечебное воздействие, снимая блок с подавленного содержимого подсознания и восстанавливая закон исцеления, а также способность к здоровой концентрации эмоций на одной цели, тогда как традиционное, поверхностное лечение симптомов и устранение кризисов приводят лишь к подавлению или, как мы говорили прежде, к серьезному нарушению закона исцеления.
Вне зависимости от того, к какой терапевтической школе принадлежит врач, он должен помнить, что любой симптом является отражением жизненной ситуации пациента и имеет смысл, который надо расшифровать, т. е. достигнуть полного понимания патологических выражений и поведения уникальной и скрытой, от постороннего глаза человеческой личности.
Задать вопрос врачу онлайн
<< | >>
Источник: Томас Пабло Паскеро. Гомеопатия0000. 0000 {original}

Еще по теме ВИТАЛИЗМ И ЗАКОН ИСЦЕЛЕНИЯ (1966):

  1. ВИТАЛИЗМ И ЗАКОН ИСЦЕЛЕНИЯ (1966)
  2. Шаг второй. Использование законов новой модели. Закон отражения и закон подобия.
  3. Исцеление любовью
  4. Условия успешного исцеления
  5. Исцеление воспалительных процессов
  6. Кармическое исцеление Души и Тела
  7. Искусство исцеления
  8. Андреев Юрий. Исцеление человека1995, 1995
  9. ЗАКОН (Law)
  10. Исцеление с помощью йоги
  11. 200 МЕТОДОВ ИСЦЕЛЕНИЯ
  12. Исцеление ситуации или конфликта