<<
>>

Человек

Несмотря на огромный вклад в генетику старения, мо­дельные системы, описанные в предыдущих разделах, имеют определенные ограничения при экстраполяции полученных с их помощью данных на человека.

Во-первых, они относятся к быст­ростареющим животным. Мутации, продлевающие их жизнь, до­бавляют недели или месяцы жизни беспозвоночным и год или ме­нее грызунам. Это так называемые «г-стратеги», характеризую­щиеся быстрыми темпами развития, высокой плодовитостью и короткой продолжительностью жизни. Для человека характерна «К-стратегия», отличающаяся длинным периодом развития, не- 82 большим потомством и относительным долгожительством. Не­удивительно, что некоторые маркеры старения человека (напри­мер, полиморфный локус CETP) у грызунов и беспозвоночных не обнаружены. В случае с модельными организмами мы зачас­тую мало знаем о патофизиологии их старения. Дополнительные уникальные быстроэволюционирующие интронные после­довательности ДНК отличают Homo sapiens даже от ближайших родственников — шимпанзе (Pan troglodytes), чья продолжитель­ность жизни вдвое меньше.
Наконец, генетика модельных объек­тов ограничена исследованиями высокоинбредных организмов в однотипном средовом окружении, тогда как современная генетика человека имеет дело с огромным разнообразием межгенных и ген - но-средовых взаимодействий, что позволяет вскрыть причины ме­жиндивидуальных отличий в продолжительности жизни (Martin et al., 2007). Для изучения генетики старения человека разрабо­таны методы анализа клеточного старения в культуре клеток и тех­нологии экспрессионных микрочипов, используются также близ­нецовый метод и исследование долгожителей.

Существует три подхода к генетическому анализу биологии старения человека. Первый и самый развитый — поиск биохи­мических и генетических основ варьирования чувствительности к основным гериатрическим заболеваниям.

К нему относится изуче­ние прогероидных синдромов. Если принять во внимание, что главным фактором риска практически всех гериатрических болез­ней является биологическое старение, то синдромы ускоренного старения могут служить отправной точкой в исследованиях при­чин старения. Второй подход — поиск аллелей, обусловливающих экстраординарное продление жизни. Хотя ранее обнаруженная связь долгожительства с локусом на хромосоме 4 не была под­тверждена, ассоциативные исследования позволили выявить су­ществование полиморфизмов, имеющих отношение к продолжи­тельности жизни. Третий подход существует в проекте. Он по­требует долговременного исследования большого количества пар сибсов среднего возраста, в высшей степени дискордантных или конкордантных по скорости снижения разнообразных физиологи­ческих функций (Martin et al., 2007).

Какова «естественная» продолжительность жизни человека? Анализ продолжительности жизни 53 родов приматов показал, что вариация по этому показателю может быть объяснена массой моз­га и размерами тела. Основываясь на этой модели, «естественная» продолжительность жизни представителей рода Homo должна на­ходиться в пределах 52—90 лет (Bronikowski et al., 2002). Остеоло­гический анализ останков показывает, что предки человека в сред­нем жили 36 лет, их возраст редко превышал 50-лет. Однако иссле- 83 дования предконтактных охотников-собирателей свидетельствуют о том, что наши предки имели более длинную жизнь. В среднем 15-летний представитель племени Dobe !Kung доживает до 69 лет. Ожидаемая продолжительность жизни лесных жителей Ache 15-летнего возраста сотавляет 52 (мужчины) и 58 (женщины) лет. Для примера отметим, что в 1900 г. в США 15-летний индивидуум доживал до 62 лет, в настоящее время — до 77 лет (совмещенные данные по мужчинам и женщинам всех рас) (Bronikowski et al., 2002). Увеличение продолжительности жизни в индустриа­лизованных обществах за последнее столетие — результат умень­шения основной смертности, т. е. улучшения общего состояния здоровья, но не снижения накопления возрастзависимых повреж­дений (Partridge et al., 2005).

Иными словами, это следствие про­изошедшего в середине XX века «эпидемиологического скачка», приведшего к снижению темпов смертности от острых инфек­ционных заболеваний (в связи с развитием гигиены и открытием антибиотиков). За ним последовало (в 70—80-х годах) вторичное снижение смертности от сердечно-сосудистых заболеваний в ста­ром возрасте (Weinert, Timiras, 2003). Тем не менее для осуществ­ления качественно нового скачка долгожительства и достижения «благополучного» старения (без патологий) не обойтись без по­нимания генетических механизмов продолжительности жизни. Имеющийся в настоящий момент арсенал молекулярно-генетиче­ских и клинических методов исследования вселяет уверенность в прогрессе данного направления биогеронтологии. Возможно, что уже в ближайшем будущем человек станет первостепенным источником инфорации о «геронтогенах», вытеснив другие объек­ты исследований на второй план.

<< | >>
Источник: Москалев А. А.. Старение и гены. — СПб.: Наука,2008. — 358 с.. 2008

Еще по теме Человек:

  1. Правила определения момента смерти человека, в том числе критерии и процедура установления смерти человека
  2. ЧЕЛОВЕК ЕСТЬ ЧЕЛОВЕК
  3. Аюрведа и потенциал человека
  4. ПАРАМЕТРЫ ЗДОРОВОГО ЧЕЛОВЕКА
  5. Человек - космическая душа
  6. Глава 3. Строение человека
  7. Микроэкология человека
  8. Микроэкология человека
  9. 1. Поза «Мертвого человека»
  10. Строение человека
  11. Энергоинформационные тела человека
  12. НОРМАЛЬНАЯ МИКРОФЛОРА ЧЕЛОВЕКА