<<
>>

«История» йоги – её письменное закрепление

По большому счёту, у йоги нет истории, нет прошлого и даже будущего. Йога - вечное настоящее. Попытки написать какую-то «историю йоги», с точки зрения её «прогрессивного» развития, веДут к слишком большим упрощениям и жёсткому схематизирова-

нию[10].

Во-первых, сама индийская преемственность не принимает «исторического развития и прогресса»: она обращена на древнее, а не на новое; ищет неизменности в удручающей цикличности переменчивого мира, а не изменений; считает лучшими древние образцы, а не нововведения, а древних йогинов - могущественней нынешних. С незапамятных времён многие столетия, и даже тысячелетия, передача знания велась главным образом устно и, значит, в письменную историю «не вписывалась». Записанное же обычно не создавало, а подтверждало уже сложившееся учение. Между временем жизни его основателя и письменной записью учения часто проходило несколько столетий. Да и то, что сохранилось, было записано сжатым и часто намеренно загадочным языком и требовало разъяснения в непосредственном общении с учителем.

Для нас, воспринимающих йогу из современности, очень многие из её корней и тонких подробностей не видны или непонятны. Отсюда трудно представить, что вдохновляло человека на йоговс- кий подвиг, плохо слышно, как и какие знания устно передаются учителем, смутно видно, как вливаются в йогу и влияют на неё местные верования, обычаи и психотехники. И пока человек не способен открыть Вечное Знание в собственном сознании, он нуждается в передатчиках. И, если глядеть внимательно и непредвзято, опыт йоги воспринимается нами большей частью из письменных источников, а её история для нас оказывается историей этих источников.

Конечно, многое остаётся за текстом. Но именно письменное изложение йоги и её закрепление позволили развить её «специализацию» и открыть её для распространения, а позднее - и научного исследования.

Йога, в смысле единения, или союза, с Высшим, считалась существующей изначально. Если у неё и был творец, то не какой-то человек или народ, но сам Владыка мира (Ишвара), который является и владыкой йоги (йогешвара). В каком бы образе ни представляли его, он предан йоге, живёт ею. Бог-творец Брахма изстраха смерти погружён в постоянную пранайаму, вдыхая и выдыхая мир. Вишну, покоясь на кольцах Мирового Змея, грезит мир в йога-нидре. Шива пребывает в вечном созерцании на Кайласе. Но Бог, «учитель всех учителей», передаёт йогу божествам и людям _ Либо как дар за подвижничество, либо из сострадания.

Непреходящее это единство (йогу) Всесветлому Я поведал, Всесветлый сказал его Мудрому, Мудрый сказал Икшваку[11]. Передавая один - другому, провидцы-цари его знали, но за великое время здесь рассеялось это единство.

Древнее это единство вновь возвещено Мною ныне, тебе, Мой обожатель[12] и друг, сказано наитайное это.

«Бхагавадгита» 4,1-3

Невозможно определить во времени некую начальную точку йоги, найти какой-то самый первый её источник, утверждать несомненно, что тот или иной вид йоги развился из другого или сменил его.

Течения йоги вытекают не столько одно из другого, сколько из одного высочайшего источника - сверхсознания. Даже рассматривая основные виды йоги, мы обнаружим, что те или иные зачатки бхакти-, карма-, джняна-, мантра-, хатха- и лайа-йоги были «всегда», существовали и сосуществуют одновременно, вступая между собой в сложные отношения заимствований, взаимодополнений и отрицаний. Однако единство происхождения не отменяет разнообразия и самостоятельности порождённого - сводить к одинаковости разные виды йоги нельзя.

Итак, изначальным источником йоги является Всесущий Разум, или Высшее Знание. Это Знание не основывается лишь на личном желании и обыденном опыте. Оно выводится не из низших побуждений, а из Сверхсознания. Настоящая йога должна устранить неведенье, закрывающее это Высшее Знание. Главное среде -

тво - управление сознанием - до полной независимости сознания от внешних по отношению к нему явлений.

Основы и идеалы индийского мироустройства передаются из поколения в поколение. Эти идеальные знания и опыт их осуществления обеспечивают преемственность традиции духовной жизни. Передаются общий мировоззренческий настрой, наставления и примеры поведения учителей, священные или почитаемые тексты.

Одно из важнейших достоинств древнеиндийского мировоззрения - заложенная в нём способность обобщения, приобщения самых разных религиозных и философских течений к некому мировоззренческому идеалу, Совершенству, Вечному Установлению (санатана дхарма).

Неудивительно поэтому, что многие тексты йоги и тантры (например, упанишады йоги, «Горакша сиддханта санграха», «Шива самхита», «Гхеранда самхита», «Хатха йога прадипика» и др.) представляют собой «своды» разновременных и не всегда тонко соединённых отрывков. Как рисунок на ткани, ткались они на общей мировоззренческой основе. Одинаковость или схожесть многих мест в них может указывать на общий источник. И этот источник не какой-то один автор и текст, но единство идей, их словесных выражений и средств их осуществления.

И ещё повторим, быть может, самое главное. Из трёх составляющих Знания - познающего, познаваемого и познания - познающий не просто сосуд для знания, но и его светоч. И тексты обретают смысл и становятся учителем не только благодаря силе излучаемого ими Знания, но и благодаря воспринимающему и понимающему их читателю. Чем более он верит в идеалы йоги, творчески развит, сосредоточен, упорен и опытен в упражнении, тем более полное Знание может извлечь из писаний йоги.

Опора на некий авторитет является необходимой ступенью в познании. Человек, стремящийся к освобождению, направляет свой путь совершенствования к тому, что уже было достигнуто кем-то в прошлом. Вольно или невольно подражает он примеру достигших.

Так как мысль может обратиться в порочный круг или уподобиться змее, кусающей свой хвост, поддержка писаний как внешнего по отношению к уму авторитета позволяет направлять ум к нужной цели и, по мере отклонений, поправлять.

Изображение 2. Учёный пандит за чтением писаний


Почитание писаний в индийской культуре огромно. Их изучение - не только средство узнать что-то практически полезное и, конечно, не средство развлечения или внушения тех или иных

идей. Это даже не способ найти знание в мире и о мире. Это - воспроизведение мира священного, поскольку мир есть проявление сознания. Это - «жертва знанием», которое, по верованиям, даёт великие заслуги, приносит благие плоды.

Повторение священных писаний вызывает припоминание (внутреннее цитирование) в самых разных состояниях. А дальнейшие размышления над смыслом ведут к осуществлению смысла высшего, над рационального, сверхпрактичного (парамарт- ха). Но происходит это лишь при условии непрерывности или, по крайней мере, регулярности в изучении писаний.

Поэтому древнее наследие йоги, с многообразием учений и методов их осуществления, во многом поддерживает свою устойчивость, благодаря текстам. Наряду с передачей знания от учителя к ученику, объединяющим фактором традиции являлась передача определённых текстов и ключей к их пониманию.

У тверждения, что «йогин - превыше подвижников, и даже - Писания знающих», что йога совершится, «когда твой разум над Пи- саньями встанет и установится неколебимо, недвижно в совершенстве» («Бхагавадгита», 6.46, 2.53), на самом деле говорят не об отрицании Писаний, а лишь о том, что их роль состоит в помощи на пути обретения совершенства.

«Кто, руководство Писаний отвергнув, живёт, желанием движим, не овладеет тот совершенством, счастьем и высшей стезёю.

Да будут Писанья тебе мерилом благодеянья и злодеянья!

Узнав наставленья Писаний, делай здесь должное дело!

«Бхагавадгита», 16. 23-24.

Самообучение (свадхьяя), в виде изучения и повторения тестов, является частью садханы йоги. Даже в таком, мало рекламирующем себя Западу и, в общем-то, совершенно «нелитературном», по выражению Г. Бриджа, течении, как йога натхов, или канпхата-йога, в 30-х гг. прошлого века использовалось для практического обучения около полусотни трудов.

Но многотысячелетнее существование йоги не могло бы поддерживаться одним лишь повторением некогда данных наставлений, ибо преемственность воспроизводит не только обряды и обычаи, а человека, творящего и продолжающего её. Без определён-

ной творческой самостоятельности и самодеятельности внутри наследия невозможен даже выбор учителя, представляющего определённую ветвь йоги.

Устранившиеся от мира отшельники, даже если они ведут жизнь «одетых в небо», выражают свою принадлежность к той или иной линии передачи (парампара) знания некоторыми знаками на теле (поведением, причёсками, раскрасками) и набором почитаемых, читаемых, заучиваемых, осмысляемых мантр и писаний. При этом многие частности, сложности и неясности текстов по-разному истолковываются. Поэтому сложился обычай объяснений древних текстов религиозными и философскими учителями. Зачастую источник и наиболее известное его толкование становились почти неразрывной парой. Наиболее известные такие пары - «Йога сутра» Патанджали и «Йога бхашья» Вьясы, «Брахма сутра» Гаудапады и «Маха бхашья» Шанкары.

И поскольку духовная жизнь в Индии не прекращается, а преемственность живет только в постоянном продолжении и обновлении, количество писаний йоги не ограничено верхним пределом. Возникают новые тексты, хотя и могут они считаться искусственными или сектантскими.

Поэтому к первоисточникам относятся не только древние «канонизированные» тексты, но также следующие духу йоги разъяснения тех или иных её тем современными учителями. Выдержки работ современных представителей йоговского преемства, наряду с древними текстами, также представлены в нашем сборнике.

Всякое мировоззрение (даршана) индуизма (о которых более Подробно сказано в гл. 1.4.) стремилось использовать йогу для своего утверждения. Каждое из множества течений йоги имело свой главный источник и своё, так сказать, русло. Позже они могли сливаться.

Древнейшее из сохранившихся писаний йоги - «Йога сутра» Йатанджали - следует философии санкхьи. Из следующих ему и Дошедших до нас работ наиболее известным является пояснение (бхашья) Вьясы на этот текст (IV в.). Этот комментарий письменно закрепил основные положения и методы йоги. Затем, почТи до конца I тысячелетия н.э., дошедших до нас источников этой

линии не обнаруживается. КIX столетию н.э. относится написанный Вачаспати глоссарий на комментарий Вьясы, называемый «Таттва вайшаради». Чуть более поздним, но довольно самостоятельным трудом считается «Раджамартанда» Бходжи. Целый ряд работ по йоге принадлежит Виджянабхикшу: «Йога варттика», подстрочный комментарий на «Йога бхашью» и «Йога сара санг- раха». Автор старается рассматривать йогу с точки зрения веданты, особенно философии упанишад, и критикует некоторые взгляды Вачаспати.

Наряду с линией преемства, идущей от Патанджали, существовали и другие. По мере распространения йоги, которому содействовал буддизм, снявший многие варно-ашрамовые запреты, росло число «свободных» подвижников и обителей, где в ней упражнялись, а также текстов, излагающих теорию и практику йоги. Крупные отрывки из них были включены в эпическую литературу - «Махабхарату» и «Рамайану», а также в народные предания - пураны. В «Махабхарате» важные сведения по йоге излагаются от имени Васиштхи, Вьясы, Яджнявалкьи, Санатсуджаты, традиционно считающихся великими йогинами.

Риши Васиштхе, от имени которого излагаются в нескольких главах «Махабхараты» некоторые вопросы йоги, приписывается причисляемое к «Рамайане» большое произведение из 23734 стихов в шести книгах, называемое «Йога-Васиштха». В отличие от йоги Патанджали, этот текст основывается на философии веданты и датируется Сурендрой Дасгуптой временем около 800 г. н.э.[13]

Все мировоззрения индуизма стремились освятить себя происхождением от Вед. Особенно большие возможности представляли ведийские упанишады, форма которых позволяла соединить изложение как теоретических положений, так и практических приёмов. В таких упанишадах, как «Майтри», «Хамса», «Шандилья», «Йога таттва», «Дхьянабинду», «Йога кундалини», «Йога чудамани», «Ва- раха», «Надабинду» и др., йоговские методы занимают значительное место. Если «Майтри» и «Хамса» упанишады относятся к рубежу н.э., то позднейшие упанишады йоги обрели нынешний облик после жизни Шанкары. В этих позднейших письменных источниках всё более заметно преобладающее влияние веданты и тантры.

Письменные источники ныне столь распространенной на Западе хатха-йоги - довольно поздние. Дело даже не в том, что списки трактатов хатха-йоги относятся к средневековому времени, а язык их упрощён по сравнению с языком эпоса - ведь из-за главенства устной передачи знания запись учения в Индии от его основания может отделяться столетиями.

У этой разновидности йоги особо долго не было нужды в текстуальном закреплении преемства. Дело в том, что хатха-йога складывалась и существовала несколько в стороне от главного направления йоги, «признанного» брахманизмом как даршана. Ставя на первое место суровый аскетизм и учительское наставление, хатха- йрга поначалу не придавала значения теоретическим тонкостям и точностям, да и не имела в своей среде больших учёных.

К X - нач. XII вв. относят жизнь и подвижничество Горатха- натха, или Горакши, который, по преданию, превзойдя своего учителя Матсьендранатха (по другим сведениям - Мина) в подвижничестве и обретённых силах, стал самым знаменитым подвижником (ма- хасиддха) особой натха-, или канпхата-йоги. Приписываемый ему трактат «Горакша шатака», вероятно, ещё более поздний. В этом направлении йоги уже большую значимость стали приобретать такие приёмы, которые ныне относят к хатха- и кундалини-йоге.

К этому же направлению натхов принадлежал Сватмарама, кажется, действительный автор «Хатха-йога прадипики». В этом трактате приведён, в частности, перечень учителей, передававших хатха-йогу. Время создания трактата - приблизительно, XIV в. Списки некоторых упанишад йоги и «Гхеранды самхиты» относятся к XVII - XVIII вв.

Тот, кто не сведущ в Ведах, не может размышлять о великой Сущности. «Тайттирия брахмана*, 3.12.9.7

Йога опирается не только на свои «профессиональные» тексТЫ’ но и на общеиндийские священные писания. И чаще свои, Даже сравнительно недавно созданные, тексты эти направления относят к ведийскому преемству, то есть берущим начало от Вед и Следующим их духу.

Большинство индийских вероучений признает Веды истинным или «идеальным» знанием. Само это признание является для индуизма одним из важнейших признаков принадлежности того или иного мировоззрения к истинным (астика). Невозможно верно понять своеобразие и многообразие индийского наследия, не принимая во внимание основополагающей роли Вед как единого источника многих течений, даже потёкших в сторону от общего направления (буддизм, джайнизм). Это и опора для опыта, и неиссякаемый источник обоснований тех или иных нововведений. Объединяющая роль Вед, а также Бхагавадгиты, «нового завета» индуизма, состоит в сохранении общих идей, общего языка, музыкально-поэтических форм и общего уважения к древности и людям, которые заучивали и передавали её. Во многом такое отношение позволило сохранить непрерывность наследия.

С высшей точки зрения, Веды - больше, чем собрание текстов, которые ныне так называют. Ведь и само наследие утверждает, что нынешние писания Вед - всего лишь сохранившаяся от древности часть их, а из 1180 ведийских школ (Sakha - ветвь) большинство утрачено и сохранилось лишь несколько. Веды - безначальное священное Знание, «дыхание Бога», откровение, порождающее вдохновение.

Веды относятся к шрути («услышанному») по двум основаниям. Они были услышанной мудрецами речью Бога, а затем заучивались «с голоса» учителя, который также растолковывал их смысл. Но, становясь частью сознания, они также становились «внутренним голосом», слушая который, человек получал ответы на самые главные вопросы бытия. Шрути не рассказывают о знании; они не только показывают средства для его достижения, но сами являются осуществлением этого знания: их произнесение, обдумывание и включение в сознание человека и есть само Знание.

Как собрание писаний, Веды состоят из четырех слоёв, или основных частей, которые также хронологически следуют друг за другом:

1. Самхиты - сборники священных гимнов и возглашений, куда включаются «Ригведа» (Веда гимнов), «Самаведа» (Веда напевов), «Яджурведа» (Веда обрядовых изречений) и «Атхарваведа» (Веда Атхарвана, легендарного мудреца, большую часть которой состав-

ляют заговоры и заклинания). Это древнейшая часть Вед. Именно к ним чаще всего применяется название, собственно, Веды.

2. Брахманы - описания мельчайших деталей жертвенных обрядов и истолкования текстов самхит.

3. Араньяки - тексты, содержащие правила жертвоприношений и поведения удалившихся в лес (агапуа - даль) отшельников.

4. Упанишады - наиболее отвлечённые от обрядов рассуждения о познании и достижении Истины.

Шрути образует ядро всей духовной среды Вечного Установления (санатана дхармы). Но их заучивание, передача и тем более понимание было занятием избранных (брахманов). «Нисходя» в мир, Высшее Знание должно было преобразовываться для восприятия людьми иных способностей и сословий. Тогда оно выступает в виде смрити - «запомненного» или «памятного», то есть передающегося уже не как откровение, а «по памяти». К смрити относятся такие громадные произведения творчества многих поколений индийцев как «Рамаяна» и «Махабхарата». Но идеальное знание Вед и повествование о великих деяниях древности следовало применять к современной жизни. Таким подспорьем высшего знания являются шастры. В поле значений санскритского слова SSstra, в какой-то мере, есть ответ на вопрос о месте текстов в йоге. Оно родственно и созвучно sastra (орудие, оружие), а его основное значение - поучение, учение, правило.

Но надо иметь в виду, что в тех или иных течениях йоги наиболее почитаемые тексты, хотя и могут быть достаточно поздними и не принадлежать к ведийским писаниям, рассматриваются и используются как шрути. Это правило было подтверждено комментаторами дхармашастр. «При противоречии между шрути и смрити больший авторитет имеет шрути, а в отсутствии противоречия предписание смрити надо всегда воспринимать как ведийское»1.

<< | >>
Источник: Борислав (Борис Мартынов). Йога. Источники и течения. Хрестоматия / Издательство «Йогин* - М 2009. 2009

Еще по теме «История» йоги – её письменное закрепление:

  1. 6. Закрепление достигнутого
  2. Закрепление достигнутого
  3. Закрепление достигнутого
  4. Серия 3. Закрепление простых поз в положении стоя
  5. Значение йоги
  6. Сутры йоги
  7. СТУПЕНИ ЙОГИ
  8. ФИЛОСОФИЯ ЙОГИ (Yoga Philosophy)
  9. Высшая цель йоги.
  10. Эрнест Вуд. СЛОВАРЬ ЙОГИ. Перевод К. Семёнова0000, 0000
  11. Разнообразие йоги и её ветви
  12. Дерево йоги
  13. СТУПЕНИ ЙОГИ
  14. 1.1. Определение понятия йоги
  15. Йог Раманантата. Упражнения йоги для глаз0000, 0000
  16. Восемь ступеней йоги