<<
>>

5.4.3. Стресс и релаксация

        

        Концепция стресса

        

        Термин стресс ввел в 1950 году Selye для описания неблагоприятных факторов окружающей среды всякого рода, которые нарушают гомеостаз организма, по аналогии с понятием стресса в физике, где стресс - это сила, которая при воздействии на какую-либо структуру деформирует ее. В стрессовой реакции Selye видит активизацию филогенетически древних моделей адаптации, которые сами по себе полезны и адекватны.

В определенных ситуациях эти архаические стереотипные реакции активизируются настолько, что перестают быть адекватными и становятся патогенными.

        Надо сказать, что в медицине концепция стресса стала общетеоретической моделью системы социо-психо-физиологической регуляции по типу стимул-реакция, когда взаимодействие организма и окружающей среды рассматривается в своем развитии и адаптации, обусловленной временем и обстоятельствами (Joraschky, Kohle 1981). Joraschky u Kohle различают три уровня для анализа стрессовых реакций: уровень раздражения, уровень реакции и уровень взаимодействия.

        На уровне раздражения исследуются взаимосвязи стрессовой реакции и структуры раздражения. При этом выясняется, что как и острая реакция на экстремальную ситуацию, так и хронический стрессовый синдром являются неспецифическими реакциями на разнообразные раздражители (холод, жара, рентгеновское облучение, травма, инфекция, мышечная нагрузка, электрошок, гипогликемия, асфиксия, эмоциональное переживание), причем интенсивность реакции зависит от таких характеристик раздражения, как новизна, внезапность, неожиданность, интенсивность, частота. Обычные повседневные раздражения, лежащие выше нулевого уровня, называют эустрессом, а сильные и самые сильные раздражения - дистрессом; некоторые авторы различают просто нагрузку и стресс.

        На уровне взаимодействия стрессовая реакция представляет собой «срыв адаптивных возможностей организма». Субъективно стрессовая реакция переживается как актуальная или предвосхищаемая опасность, как следствие некоторого умственного процесса, который Lazarus (1966) называет оценкой. Течение этого умственного процесса зависит от конституции, ролевых программ преодоления социальных проблем и таких компонентов структуры личности, как в особенности «сила «Я», «устойчивость к стрессам» и «устойчивость к фрустрации». Наконец, сюда же относятся еще и социальные факторы, такие как жизненные обстоятельства и работа с ними (переработка переживаний, индивидуальное восприятие, адаптация и сопротивление).

        На уровне реакции различают несколько составляющих, представленных одновременно:

        

        1. когнитивная компонента (точность восприятия, способность к суждению);

        2. поведенческая компонента (активность, функциональная готовность, поведение при решении проблем);

        3. аффективная компонента (страх, агрессия, депрессия, паника) и

        4.

физиологическая компонента (вегетативно-эрготропная реакция, нейроэндокринная реакция, психомоторика).

        

        Физиологическая компонента, которая нас интересует больше, может рассматриваться как стереотипный психофизиологический процесс (отсюда же проистекает первоначальное понятие стресса):

        «Если мы отвлечемся от специфических реакций, то останется некоторая всеобщая схема реакций, которая неспецифична по отношению к своей причине и может быть вызвана различными раздражителями» (Selye 1956).

        Понятие стрессовой реакции имеет три физиологических источника:

        

        1. Cannon (1928) описал «функцию мобилизациии симпатоадреналовой системы при чрезвычайных обстоятельствах», называемую также «реакцией тревоги» или реакцией готовности (emergency state). В соответствии с ней острые, сильные (болезненные) раздражения вызывают общую активизацию симпатики, увеличение обмена веществ, мышечного кровоснабжения и стимуляцию мозгового слоя надпочечников с выделением адреналина. Диффузная (т.е охватывающая все тело) деятельность циркулирующего адреналина и одновременная, также диффузная активация симпатической нервной системы характеризуются одинаковым действием (Cannon 1928), которое обеспечивает достаточно быстрое автоматическое приспособление к ситуации. Значение этой реакции заключается в том, что «...при боли возникает сильное стремление избежать причины этой боли...» (Darvin, цит. по: Cannon 1928). Надо сказать, что выделение адреналина оказалось самым чувствительным индикатором для определения силы стрессовой реакции (Mason 1968); хотя впрочем, если организм активно противостоит «стрессору», то оценить соотношения довольно сложно, поскольку в ходе мышечной деятельности адреналин исчезает. Если же нет возможностей для активного противостояния, то имеет место почти линейная зависимость между высвобождением адреналина и интенсивностью субъективного переживания стресса.

        2. Hess (1954) путем систематической стимуляции гипоталамуса кошки смог выделить там эрготропную и трофотропную зоны и связать их с архаическими поведенческими программами. Эрготропные реакции соответствуют активизации симпатической нервной системы (увеличение минутного объема сердца, активизация дыхания, рост потребления кислорода, увеличение энергообмена, повышение уровня глюкозы и адреналина в крови, рост мышечного кровотока и уменьшение кровоснабжения внутренних органов), трофотропные реакции соответствуют активизации парасимпатической нервной системы (активизация и увеличение кровоснабжения желудка и кишечника, усвоение питательных веществ, т.е. в целом эффекты, обычно противоположные эрготропному состоянию). К эрготропному состоянию относятся соответственно организованные модели реакций (бодрствование, повышенное внимание к внешним стимулам, активность, поведение по типу «борьбы и бегства»), либо эти реакции реализуются как предпосылки соответствующих действий (готовность), т.е. когда предвосхищается определенная ситуация. В трофотропном состоянии наблюдается соответственно инактивация моторики и сенсорики, связанной с внешним миром.

        3. Selye (1953) назвал типичную реакцию эндокринной системы, наступающую после стресса, адаптационным синдромом.

В ходе этих иследований было введено понятие стресса (см. выше). Рассматриваемый комплекс реакций, известный сегодня как стрессовый синдром, при более частом воспроизведении может иметь своим следствием некоторые патогенные процессы - опухание коры надпочечников вплоть до кровотечения, инволюция лимфатических желез и тимуса с падением числа лимфоцитов и снижением сопротивляемости к болезням, а также изъязвление слизистой оболочки желудка вследствие торможения регенерации эпителия. Схема протекания стрессового синдрома показана на рис. 38.

   

Рис.38. Система стрессовых реакций с участием АКТГ

        Для случая с продолжительной активацией гипофизарно-адренокортикальной системы Mason (1968) использовал понятие нейроэндокринный тонус. Повышенный нейроэндокринный тонус наступает, например, при постоянной боязливости, что соответственно отражается в поведении.

        Этим же механизмом, через действие глюкокортикоидов, также объясняются и известные влияния психосоциальных факторов на иммунную систему, когда нарушается равновесие между патогенными факторами и иммунитетом (см. об этом у Amkrauf, Salomon 1974).

        Резюмируя, можно сказать, что на основании схемы эрготропных реакций (Hess) при воздействии стресса острая реакция неспецифической готовности (Cannon) сменяется адаптационным синдромом, опосредованным внутренней секрецией (Selye). Плавный переход от полной пассивности (трофотропное состояние) к высшей степени возбуждения (эрготропное состояние) по аналогии с электрокортикальной реакцией активации (arousal) или «реакцией пробуждения» называют также «вегетативной активацией» («autonomic arousal») (Malmo 1957).

        

        Примечателен тот факт, что механизмы ЦНС побуждают человека находить некоторый определенный уровень вариаций раздражения (потребность в раздражении) и поддерживать его. Обычно бодрствующий человек никогда не бывает только в трофотропном состоянии. Zuckermann (цит. по: Joraschky, Kohle 1981) говорит об «оптимальном состоянии», т.е. об оптимуме умственной и двигательной активности, который связан с положительными ощущениями. Другими словами, система организм-среда в состоянии бодрствования всегда смещена в сторону общей активации (arousal), стрессовая реакция есть превышение критической границы экстремального отклонения этой системы.

        Релаксация как антистресс

        При всех формах медитации, равно как и при аутотренинге наступает глубокая мышечная релаксация, которая в случае прогрессивной релаксации (Jacobson), АТ и гипноза является непосредственной целью (посредством внушения), а при медитации достигается автоматически. Поэтому нередко эти методики объединяются понятием «техники расслабления», что, однако, является поверхностным термином, так как по другим признакам эти техники имеют существенные отличия.

        При любой релаксации наблюдается сопутствующая вегетативная реакция, которая состоит в общем смещении к трофотропному состоянию, хотя при медитации частота сердечных сокращений и давление крови могут не изменяться или даже слегка повышаться (см. 5.3.3.). Вызываемое при ТМ вегетативное состояние вследствие крайне сниженного обмена веществ Wallacce u Benson (1971) назвали гипометаболическим. Рабочая группа Jevning"а (см. 5.3.5.) исследовала ключевые эндокринные функции системы стрессовых реакций (кортизол плазмы) и отчетливо установила, что во время или, соответственно, после ТМ наблюдается эффективное смещение этих функций в сторону трофотропного состояния. А при релаксации с использованием метода обратной связи было обнаружено последующее повышение симпатического тонуса, так что эта методика сейчас преимущественно используется при лечении последствий хронических стрессовых реакций (Legewie, Nusselt 1975).

        Все эти факты указывают на некоторую связь между вегетативным и двигательным тонусом. Поэтому Benson (1975) и назвал вегетативную реакцию, наступающую вследствие расслабления во время практики модифицированной им формы ТМ «релаксационный ответ» (relaxation response).

        Этот «релаксационный ответ» наступает и после любой спортивной нагрузки, причем расслабление автоматически вызывается не во время, но вследствие предшествующей мышечной деятельности. Релаксация, будучи компенсационным процессом после утомительной нагрузки, связана с эмоционально окрашенным приятным ощущением умственного «отключения», которое сменяет то психовегетативное состояние, которое имело место до нагрузки. Этот эффект переключения (или отключения) наряду с радостью движения является, очевидно, желаемой целью обычных занятий спортом как формы активного отдыха.

        Для целей психотерапевтической десенситизации, т.е. снижения чувствительности к факторам, порождающим страх, в качестве необходимого соматического условия Wolpe (1958) постулировал релаксацию. Соматическая реакция страха, которая внешне проявляется, в частности, в диффузном увеличении мышечного тонуса, по мнению Wolpe, может быть подавлена при помощи релаксации, так что привыкание к стимулу становится возможным без внутреннего напряжения. Wolpe назвал это «взаимно обратным подавлением страха посредством релаксации».

        Психическим приемом для получения любых состояний релаксации является пасс вная концентрация в состоянии бодрствования; различия в техниках объяснялись во вводной части этой главы. Schultz (1936) назвал единство пассивной концентрации и вызываемого посредством ее вегетативного процесса «концентративным переключением», что физиологически сопоставимо с «релаксационным ответом». В свою очередь, сочетание двигательной релаксации и парасимпатического тонуса является предпосылкой для достижения измененных состояний сознания (см. 5.4.4.) и дальнейшего углубления сосредоточенности. Без этого недостижимы и образные представления при гипнозе и АТ (Leuner 1955).

        Психофизиологический профиль реакций при медитации в сравнении со сном, бодрствованием и стрессом представлен в табл. 22.

        Таблица 22. Характеристики состояний на различных уровнях вигильности (одна стрелка означает слабое изменение, две - сильное, отсутствие стрелки - отсутствие изменения, Sp -"спайковая активность", разновидность ЭЭГ во БДГ-сне и в стадии засыпания)

Функцио-нальное состояние Вигильность ЭЭГ Вегетативный тонус Двигательный тонус Цель внимания Эмоцио-нальное состояние
ЧСС ЧД Энерго-затраты
Глубокий сон прекращена δ, понижен отсутвует нет
БДГ-сон сон со сновидениями θ,Sp. Атония Содержание снов изменчивое
Расслабленное бодрствование бодрствование α,β - - Основной обмен Тонус покоя спонтанная спокойное
АТ/ТМ/гипноз бодрствование α Основной обмен Атония Внушение спокойное
Медитация бодрствование α - ↓↓ ↓↓ Атония? произ-вольная равнодушное, спокойное
Напряженное бодрствование бодрствование β повышен Внешний мир изменчивое
Стрессовая реакция бдительное бодрствование β ↑↑ ↑↑ ↑↑ сильно повышен Внешний мир возбужденное

        Из табл. 22 следует, что медитацию можно рассматривать как состояние, противоположное как стрессовой реакции, так и сну, - состояние кортикального бодрствования при одновременной двигательной релаксации и трофотропной вегетативной ситуации.

        Эта психофизиологическая триада может рассматриваться как типический признак всех видов медитации и является предпосылкой для успешного осуществления пассивной концентрации (дхианы), в результате чего возможен прорыв переживаний целостности. Этот опыт, очевидно, следует понимать как функциональную разновидность измененного состояния сознания, нейрофизиологическое истолкование которого может быть получено с помощью концепции межполушарной асимметрии головного мозга

.

<< | >>
Источник: Дитрих Эберт. ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ЙОГИ.1986. 1986

Еще по теме 5.4.3. Стресс и релаксация:

  1. РЕЛАКСАЦИЯ
  2. Урок релаксации
  3. Урок релаксации
  4. 12. Релаксация
  5. РЕЛАКСАЦИЯ - ЭТО НЕ КРИМИНАЛ.
  6. РЕЛАКСАЦИЯ
  7. РЕЛАКСАЦИЯ
  8. Физиологическая релаксация. Плечей
  9. СТРЕСС И РАБОТОСПОСОБНОСТЬ
  10. Иммунитет и стресс
  11.   5.3.1. Тонус покоя скелетной мускулатуры и релаксация
  12. Стресс и контроль над ним